* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Вальс — бостон, МОРЕ, СОЛНЦЕ И ПЕСОК, ДВЕ ДВЕРИ,

Бреворт Дебора

ЖЕНЩИНЫ ЛОКЕРБИ

Контакт:
Deborah Brevoort
7612 Park Ave. #E2
N. Bergen NJ 07047
(201)-868-7094 Tel
(201) 643-2313 Fax
DBrevoort@aol.com
www.DeborahBrevoort.com

АГЕНТ:
Elaine Devlin
Elaine Devlin Literary Agency
20 W. 23rd St., 3rd floor
New York, NY 10010
Tel: (212) 206-8160
Fax: (212) 206-8168
Email: EDEVLINBEI@aol.com

В качестве вклада в охрану окружающей
среды и в целях противостояния вырубке
лесов данная пьеса публикуется в двустороннем
формате.

ОТ АВТОРА

Когда я начинала работу над «Женщинами Локерби», моим замыслом было создание пьесы в форме греческой трагедии. Было что-то в тех размерах ужаса, обрушившегося на шотландский Локерби, в масштабе переживаний, выпавших на долю семей погибших, в героическом размахе проекта стирки, что навело меня на мысль о Греции. В конце концов, именно форма греческой трагедии как нельзя лучше подходит для историй, подобных Локерби — о холокосте, войне, чуме или геноциде. Потому что это форма, предполагающая сдерживание эмоциональных порывов и крайних побуждений, присущих таким ситуациям, и передачу их в форме, приемлемой для зрителя.

Как выяснилось впоследствии – моё чутьё меня не подвело. Натурализм как театральная форма здесь оказался совершенно не подходящим – он просто не способен передать всех обертонов истории – стоило пьесе слегка отклониться в этом направлении, как герои и вся ситуация в целом скатывались до уровня мелодрамы. Я обнаружила, что единственный способ сохранить какую-то возвышенность в пьесе – это твердо придерживаться условий, продиктованных греками. Структура «эпизод\диалог\ода», а также использование театральных условностей, таких как поэтическая речь, декламация, пафос жестов, указали мне, как управлять эмоциями, мыслью и взаимодействием героев в пьесе таким образом, чтобы зритель не просто досидел до конца представления, но получил удовольствие и даже испытал катарсис. Меня привлекла сама специфика структуры – каждый элемент просчитан до мелочей, с полным пониманием того, как тот или иной момент может быть воспринят зрителем. Одним словом, у структуры был «ритм».

«Женщины Локерби» научили меня доверять форме, даже если она не до конца была мне понятна. В итоге, именно форма, в отличие от героев и ситуаций, привела меня к заключению пьесы и открывала, эпизод за эпизодом, как лучше подать историю.

Я советую актерам и режиссерам «Женщин Локерби» так же придерживаться формы и, что наиболее важно, использовать ее. Методическая игра и натурализм здесь не работают.

Еще несколько моментов, на которые стоит обратить внимание:

Эта пьеса не написана прозой. Диалог записан в поэтической форме, дабы сообщить ощущение музыкальности, формы и ритма каждой строке. Не стоит пытаться сделать язык более естественным и разговорным; если точно придерживаться ритма речи, он поможет погрузиться в личность героя и произведет больший эмоциональный эффект на публику.

За исключением Джорджа Джонса и его сцены с Хэтти, всякий подтекст в «Женщинах Локерби» отсутствует. Все герои полностью выражают то, что думают и чувствуют в своих строках. Не между них.

Имейте в виду, что у каждого героя свое отношение к трагедии. Что особенно важно для женщин Локерби. Они ни в коем случае не должны подхватывать эмоциональное состояние Мэдлин или показывать переживания по поводу того, что с ними произошло (срыв Олив – единственное исключение). Реплики женщин в основном появляются в диалогах или одах, которые должны жестко контрастировать по тону и чувству с эпизодами Мэдлин. Хоралы и оды являются чем-то вроде лирических отступлений и размышлений о происходящем, введенных по сути для того, чтобы дать зрителю слегка от оного отойти и на минуту вздохнуть свободно.
Женщины Локерби прежде всего практичны, а не благородны, если речь заходит от преодолении трагедии. «Мы должны дарить любовь», «Приходится кого-то ненавидеть» и прочие фразы подобного рода должны произноситься так, как будто речь идет о рецепте кукурузных лепешек.

И еще слово о переживаниях в пьесе: их не должно быть много. Если актеры начнут проявлять эмоции – они потеряют публику. Поэтому игра должна быть предельно сдержанной. Тогда моменты, когда эмоции таки проявляются (а их должен быть минимум), будут смотреться намного сильнее.

И, наконец, не забывайте о чувстве юмора. В пьесе юмора достаточно, так же, как было в Локерби. Люди более склонны смеяться, сталкиваясь с трагедией, потому что юмор – это один из способов справиться с подобными вещами. Точно так же он поможет зрителям справиться с пьесой.

ЖЕНЩИНЫ ЛОКЕРБИ

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

МЭДЛИН ЛИВИНГСТОН: Домохозяйка из пригорода Нью-Джерси.
Ее 20-летний сын Адам погиб семь лет назад
при крушении рейса Пан Ам 103 над Локерби,
Шотландия.

БИЛЛ ЛИВИНГСТОН: Ее муж, отец Адама.

ОЛИВ ЭЛИССОН: Пожилая дама, из Локерби.
Лидер проекта стирки.**

ЖЕНЩИНЫ 1 и 2: Жительницы Локерби, среднего возраста.

ХЭТТИ: Уборщица. Из Локерби.

ДЖОРДЖ ДЖОНС: Представитель американского правительства,
ответственный за склад, в котором хранятся
останки Пан Американ 103.

МЕСТО: Изумрудные холмы Локерби, Шотландия,
где разбился рейс Пан Американ 103.
По холмам бежит ручей.

ВРЕМЯ: 21 декабря, 1995. Седьмая годовщина трагедии.
Время зимнего солнцестояния.

ПРИМЕЧАНИЯ: Спектакль идет без антракта.

**ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
После крушения рейса Пан Американ 103 жительницы Локерби, Шотландия, организовали акцию, которая заключалась в стирке 11000 вещей, найденных на месте трагедии и принадлежавших жертвам. После стирки вещи были распакованы и отправлены семьям погибших по всему миру.

«Женщины Локерби» — это художественное произведение, не являющееся точным описанием реальных событий и лиц. Несмотря на то, что его создание было отчасти вдохновлено историческим происшествием, имена, лица, персонажи, даты и обстановка, как и все сцены, являются полностью вымышленными.

Сцена погружена в темноту. Ночь. Из-за кулис пробивается луч фонаря, скользящий по подернутым туманом холмам.

БИЛЛ: (за сценой) (Зовет) Мэдлин?
Мэдлин?!

ОЛИВ: (за сценой) Миссис Ливингстон?

(Входят БИЛЛ ЛИВИНГСТОН и ОЛИВ ЭЛЛИСОН. У БИЛЛА в руках женский плащ. ОЛИВ освещает путь фонариком.)

БИЛЛ: (Кричит) Мэдлин, дорогая!
Где же ты?

ОЛИВ: Миссис Ливингстон?

БИЛЛ: Мэдди, отзовись! Прошу тебя!

ОЛИВ: Вы уверены, что она там?

БИЛЛ: О, да. Я видел, как она туда бежала.
(вглядываясь в холмы)
Она снова бродит по холмам,
Ищет останки нашего сына.
Уже два дня, как мы здесь,
А она все бродит по холмам.
С утра до вечера, день напролет,
Она больше ничем…
(Пауза).
(Зовет) Мэдлин!
(Пауза).
Все, что я смог – отвести ее на поминальную службу.
И вот она убегает из церкви,
Не дожидаясь конца.
Даже плащ не надела…
Она простудится и умрет, если мы сейчас же ее не разыщем.

ОЛИВ: Без паники, разыщем.
Я в Локерби живу всю жизнь.
И знаю те холмы не хуже, чем свои пять пальцев.

(светит фонариком на окружающие холмы)

ОЛИВ: (Кричит) Миссис Ливингстон?
Ну же, милая.
Вернитесь к нам!

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления