* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ПОДРОСТКИ, ДВЕ ДВЕРИ, Территория мусора,

АНТОНИНА. Я говорю: мне — Алексея надо. Где он? Я не одна, мы с Фантиком к нему. (Хихикнула, достала из кармана мягкую игрушку — ослика.)
Соловей хохочет, поднял чемодан, понёс его наверх по лестнице, подпрыгивая при этом.
СОЛОВЕЙ. Звиняйте, дядька, промашка вышла! Идить-ка за мной, царица белая! Так бы и расстелился перед вами, суками, с неба пришедшими, расстелился бы, а ненавижу вас! Унижать себя люблю! Кто унизит себя, тот возвысится! Я грамотный, над выблитекой жил всю жисть! Ой, не люблю до чего я вас! Идить за мной! Ой, развлекуха, где Райка?! Рыбка-птичка-собачка, не заткнусь, не жди!
Толкнул дверь в коридор, дверь скрипя открылась, матрас упал на них обоих. Тоня робко заглянула в коридор, стоит на пороге, солнце на неё падает из разбитого окна. Сноп разноцветной пыли летает в воздухе. Тоня смотрит на Алексея, который скорчился на стуле у плиты и кашляет, не двигается. Алексей поднял заплаканное лицо.
Вот, вот он грешный, больной, калика перехожая, кандыба, кандидат в сосновый ящик! Нет, не то сказал, вот, царица, наша гавань, как я образно, однако, скажу другой раз! Пять дверей, вот тут я, заходите, если Райка вас не вытурит! Тут со мной Лаурка, дурко синтетическое, подобрал, с моста сдёрнул, называется “Лаурка-с-моста-сдёрнутая”! Тут никто не живёт, в этой — тоже никто, в этой тоже, зараза такая, никто! Пусто! А тут на полу, матрас, Рая-из-сарая живёт! Приблудилась с улицы, или с моста пришла, сказала: “Я Романова, мой дом, я наследница, а вы — вон, вон, вон!” А что я ей скажу, что? Я слабый! Я только и могу, что Лаурку пощекотать в неделю раз, да и всё!
Раиса вышла из туалета, встала у проезжей части, “голосует” машинам, что-то бормочет.
АНТОНИНА. (Тихо.) Идите, дедушка, мне поговорить надо, конфедициально.
СОЛОВЕЙ. (Смеётся.) Конфедициально? Да говорите, мне монописсуально!
Смеётся, ушёл в свою комнату, встал за дверь, подслушивает. Тоня села на чемодан. Молчат. В окно влетела ворона, стала кружить под потолком и каркать, Тоня прижалась к стенке, Алексей кинулся, повис на ней, она будто удара ждала, голову руками закрыла.
АЛЕКСЕЙ. Нет!!!!!!
Ворона вылетела из окна. Тоня перепугано озирается, держит Алексея на руках.
Не ходи, там ток, убьёт, там ток, там ток…
АНТОНИНА. (Улыбается.) Я думала, ты…
АЛЕКСЕЙ. Вон! Вон!
Алексей начал толкать фортепиано в свою комнату. Заскрипели колёсики фортепиано, будто кошки замяукали, заскрипели и поехали. В дверях комнаты Алексея фортепиано застряло — ни туда, ни сюда. Алексей пыхтит, Тоня суматошно помогает Алексею, кошка-копилка упала, разбилась. Денежки, что в ней были, рассыпались по полу.
МОЛЧАНИЕ.
АНТОНИНА. (Быстро.) Алёшка, а, Алёшка? Ну, прости? Ты меня пожалеть должен! Он меня не любит! Он меня бросил! Он мне дал чемодан в зубы, дал денег и вытолкал! Он подонок оказался, он сволочь проклятая! Он меня оскорбил деньгами! Он заплатил мне! Вытолкал! Я несчастная, несчастная, несчастная, мы с Фантиком, к тебе, пожалей нас!
АЛЕКСЕЙ. (Смеётся.) Вытолкал?! Денег дал? Хорошо! Замечательно! Ты кому говоришь это?! Ты говоришь мне, своему мужу, мерзавка!!! Тебе платят уже?! Ура! Поздравляю! Да здравствует! Не прикасайся ко мне!!! Вон отсюда! Вон!!!
АНТОНИНА. Ну, что как в театре?! Тише! (Плачет.) Ты мне друг, ты мой самый лучший друг в жизни, ты должен понять, я несчастная, я несчастная!
На улице вороны орут. Алексей по полу ползает, собирает деньги, пытается осколки от кошки соединить вместе.
Господи, ты что тут делаешь? Почему тут? Ты что тут? Ты на лето выехал на дачу, да? Почему тут наши вещи? Где квартира? Мне соседка сказала, что ты тут, дала адрес, это что значит? Что они так кричат, не слышно человека от их крика?
АЛЕКСЕЙ. А, квартира? Нет квартиры! Нет ничего! Вот где я! На помойке! Всё, приехали, детка! А ты за деньгами за квартиру? Прознала? Прибежала? А нету их, нуль, ничего, всё мечта, всё воздух, болезнь, воображение больное!!!!
АНТОНИНА. Тише, не кричи, пойми, что ты нервничаешь, откуда мне знать?!
АЛЕКСЕЙ. Что я должен понять?! Что-о-о? Что хороший левак укрепляет брак, так? Убирайся! Зачем ты пришла?!
АНТОНИНА. Алёшка? (Поправила платье, улыбается.) Ну, прости меня, Алёшка? Я несчастная! Он не любит меня! (Плачет.) Ну, бывает же, что полюбишь, временно увлечёшься, ты должен понять, я же понимала все твои прибамбасы!
АЛЕКСЕЙ. Ты тысяча миллионов продажная тварь, инфантильная дура, тебе жизнь — полёт бабочки, всё смешно и весело, в куклы играешь до сорока, дура, дура, дура!!!! Так и сюсюкаешь, сюсюкаешь, всю жизнь просюсюкала, не думая о смерти, дура, иди к нему, чего от меня надо, чего, ну?! Ты разбила кошку, она как сфинкс стояла сто лет в нашем доме, всё видела, мудрая и старая, она всё знала про нас и вот ты разбила её, разбила, разбила, мерзавка, негодяйка, ты всё, ты — всё разбила!!!
АНТОНИНА. Ну, нечего, не надо так трагично из-за глиняной игрушки, я куплю тебе такую же, другую, Лёшка, ну? Или мне уйти? Пожалуйста!
АЛЕКСЕЙ. Да, сфинкс, разбит сфинкс, жизнь разбита, смерть, старик, жизнь!!!
Захрипел, упал на пол. Тоня растерянно стоит посреди коридора. Потом схватила Алексея, тащит к кровати.
АНТОНИНА. Не пугай меня, Лёшка, не пугай, мама!!!
АЛЕКСЕЙ. (Шепотом, хватая Тоню за руки.) Тоня, Тоня, куда мы попали, я ненавижу этих людей, если бы ты знала, как я ненавижу их, я их терпеть не могу, они грязные, гнусные, Тоня, кругом тут зараза, я болен, Тоня, Тонечка, как хорошо, что ты пришла, Тоня, кошмар, Тоня, меня заживо похоронили, меня похоронили со всеми моими вещами, как фараона, меня вывезли на кладбище и похоронили, никто не видит, что я живой, живой, Тоня, я живой, они меня похоронили, вороны летают надо мной, на кладбище, я в могиле, смерть, смерть!!!!!!!
МОЛЧАНИЕ.
АНТОНИНА. (Улыбается, оглядывается.) Да что случилось?
АЛЕКСЕЙ. (Плачет, целует руки Тоне.) Тоня, милая, зачем ты ушла, ты ушла, у меня была попытка, пожалей меня, я не хотел жить, я познакомился с одним подлецом, я употреблял какую-то гадость, какой-то человек, его зовут Володя, нет, он хороший русский человек, помог мне выбраться из кошмара, что-то подействовало на нервную систему и я стал плохо ходить, я стал плохо видеть, меня то в жар, то в холод, какие-то видения, сны, Тоня, я умираю, скажи, умираю? Он обманул меня, да? Меня все обманули, я на кладбище! (Рыдает.) Он обещал денег на лекарство, он обещал вылечить меня, я заболел, мне надо что-то делать, я лечу в пропасть, Тоня, что делать, он продал квартиру и сказал, что привезет деньги, что я вылечусь…
АНТОНИНА. (Молчит.) Попытка? Какая попытка? (Улыбается.) Ты, в смысле, чик-чик себе делал?
АЛЕКСЕЙ. (Рыдает.) Да!!!
АНТОНИНА. Из-за меня?
АЛЕКСЕЙ. Из-за меня, дура!!!
МОЛЧАНИЕ.
АНТОНИНА. Он тебя обманул. Про такие случаи пишут в газетах.
АЛЕКСЕЙ. Я не читаю газет. Нет, ты врёшь, он привезёт мне денег сегодня и я вылечусь, плевать на квартиру, папа понял бы меня, а всё из-за тебя, ты, ты!!!
АНТОНИНА. Тише, Лёшка, в чём я виновата, тише? Я не знала, что ты так сильно меня любишь! (Плачет.) Лёшка, у тебя глаза блестят, ты болен, правда? Ты не играешь? Не врёшь? (Молчит.) Стой!! Я знаю, как разговаривать!!!!
Выскочила в коридор, кричит Лауре, которая потихоньку открыла крышку фортепиано и стучит в одну клавишу пальцем.
Сволочи проклятые?! Вы думаете, я инфантильная? Я сниму туфлю и врежу каждой сволочи проклятой в глаз, кто его тронет или меня, ясно?! Молчать, сволочи проклятые, оборзели, великий русский народ, сволочи проклятые! Вы сволочи проклятые! Вы что, думаете, мы с вами говорить не сможем? Ишь, сволочи проклятые! Я сама с помойки, сволочи проклятые! Вы у меня по одной половице ходить будете, сволочи проклятые!
Топнула ногой. Снова прибежала к Алексею, гладит его, стоя на коленях перед кроватью.
(Хихикает.) Я на них так накричала на всех, ужасно смешно! Сказала им, что они “сволочи проклятые”! Так с ними говорить? Пусть знают! Алёшка, простил? Простил? Простил! Ура!
Раскрывает чемодан, достаёт тряпки, разбрасывает по комнате, достала игрушку-ослика, поставила на кровать к Алексею.
Смотри, смотри, Фантик по тебе соскучился! Он мне там говорил, что хочет к тебе, видишь? Идёт бычок, качается, вздыхает на ходу, вот-вот доска кончается, сейчас я упаду! (Смеётся.)
АЛЕКСЕЙ. Это не бычок, это ослик.
АНТОНИНА. Всё равно скучал. Твой, ты подарил! Старенький, мой любименький ослик! Смотри: забодаю-забодаю, забодаю-забодаю! (Тычет осликом Алексею в грудь, хохочет, Алексей нехотя отмахивается, отвернулся к стенке, улыбается.) Ну, всё, всё? Всё! Ура, всё, мир! Если бы ты знал, какая он свинья был, нет, будет! Ну, о нём ни слова, с прошлым покончено!
АЛЕКСЕЙ. (Вдруг снова зарыдал.) Ты пришла! Гадкая, плохая, но ты пришла, именно тогда, когда надо, дай я поцелую тебя! Я всегда знал, что ты хорошая, глупая, но хорошая! Мне так плохо, как мне плохо, Тоня, Тоня! Прости, я плачу, не надо на них так кричать, они несчастные, на краю, я сам виноват, сам устроил, плачу, целый день плачу, и с квартирой вчера прощался, плакал, меня всё вдруг стало умилять, все стало трогать, плаксив стал, как старик, на что не посмотрю — всё время плачу: ласточки летают — плачу, про мост этот говорят, что там — самоубийцы, тоже плачу, от всего плачу, прости, может, я правда, умру скоро, потому плачу, я вдруг всё-всё стал понимать и всем стал прощать и тебе прощаю всё, всё, Тоня, милая, не надо, не трогай меня, я боюсь заразы разной, платок у тебя не очень чистый, нет? Прости, боюсь слёз и слюней, заразы всякой. (Отодвинулся на другой конец кровати, лежит на боку, смотрит на неё.) К тому же ты там с ним спала. Ведь спала? С кем спала? Ну, говори? С кем?! (Рыдает.) Нет, не надо. Я умру сейчас. Замолчи! Не стой на коленях, колготки порвёшь, тут грязно, к тому же.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления