* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ПОДРОСТКИ, ДВЕ ДВЕРИ, Территория мусора,

АЛЕКСЕЙ. Это правда! Паспорта у меня нет, я сдал на документы на квартиру, на оформление денег и прочее, но сейчас привезут всё. Я покажу паспорт обязательно, но не для того, чтобы похвастать, что мой отец такой большой человек был, а чтобы вы увидели, что мы действительно родились в один год и один день.
СОЛОВЕЙ. А мне зачем?
АЛЕКСЕЙ. Ну, чтобы мы подружились!
СОЛОВЕЙ. Да зачем нам с тобой дружить?
АЛЕКСЕЙ. Мы же в один день!
СОЛОВЕЙ. Ну? Я верю. И без паспорта. А вот ты мне веришь?
АЛЕКСЕЙ. Про что?
СОЛОВЕЙ. Про половицу?
АЛЕКСЕЙ. Теоретически — да.
СОЛОВЕЙ. А практически?
АЛЕКСЕЙ. Не понимаю?
СОЛОВЕЙ. Не веришь! Встань тогда на половицу и узнаешь — стукнет или нет.
АЛЕКСЕЙ. Я верю.
СОЛОВЕЙ. А я вот наврал.
МОЛЧАНИЕ.
АЛЕКСЕЙ. Ну тогда не верю.
СОЛОВЕЙ. Дак веришь или не веришь?
АЛЕКСЕЙ. Не знаю.
СОЛОВЕЙ. Ну, тогда дай пять. Ну, дай кардан? А?
Снова вытер сопли под носом, руку об штаны протёр и протянул её Алексею. Тот подумал и пожал его ладонь. Соловей, не выпуская его руки из своей, другой рукой быстро задрал рубашку Алексея до локтя, потом поправил рубашку на Алексее, смеётся. Принялся ходить широкими шагами. Погладил статуэтку кошки.
Вот где собака зарылась. “Дружить”, “товарищ”, говорит. На твоих товарищей рыба хорошо клюёт. А под умного канаешь. Ага. Да, да, кошка. Синим пламенем сгорела. У нас порода вывелась в траве и вокруг дома. А как: приблудились две кошки, у обоих по одному глазу не было. Так от рождения. Стали рожать кошек море, расплодилось море, крыс море, кошек жирных море, только все кошки — без глаз. Увидишь. Необъяснимый закон природы.
Лаура пошла из коридора по лестнице, матрас упал, загородил дорогу. Соловей поднял его, поставил на место.
Райкин матрас. Райка — это песня. Сама себя тут поселила. Живёт тут в коридоре начальница. Сейчас придёт, тебя погонит. А то начальников развелось, да все с гонором, да все такие непростые, как я образно, однако, скажу другой раз.
АЛЕКСЕЙ. (Тихо.) Ты?! Дебил!!! Я ненавижу вас, таких!!!! Ты — туман, марево, тебя нет для меня, нет!!!
МОЛЧАНИЕ.
СОЛОВЕЙ. Как так? (Смеётся.) За что? Ты же говорил: старик, старичок, русский народ, ой, народ, ай, народ. Вот — я народ.
АЛЕКСЕЙ. Ты не народ. Ты — быдло.
СОЛОВЕЙ. А ты не быдло?
АЛЕКСЕЙ. Я болен, это уколы, мне надо лечиться, я потому продал квартиру…
СОЛОВЕЙ. Ты ж сказал она тебе надоела, в ней не мечталося, темнила?
АЛЕКСЕЙ. Не смей говорить со мной так нагло, ты?! Он ничего не рассказал мне про комнату, они перевезли вещи, он не пришёл перевозить, пришли грузчики, он позвонил, сказал, что придёт машина, перевезёт, я не видел этой комнаты, я ему доверяю, и тут неплохо, неплохо, мне нравится, тут очень просто, без выпендрёжа, машины ездят, мне тут нравится, нравится, нравится! Я болен, переезд — тоже, что пожар! Это фоно уберу, нет, буду по вечерам играть!!!
СОЛОВЕЙ. Накололи тебя. Понял уже? (Смеётся.) Хорошо!
АЛЕКСЕЙ. Мы должны дружить. Мы будем соседи.
СОЛОВЕЙ. Дружи-и-ить? Да мы разные по шерсти с тобой.
АЛЕКСЕЙ. Мы в один день, в один год, дайте руку, будем дружить, общаться, разговаривать по ночам, по вечерам, у меня это от уколов!
СОЛОВЕЙ. Да, да. Вот такие кошки. Стали рождаться кошки без глаз. Море, прямо ползают вокруг дома, как червяки и все без глаз. Но с ногами зато.
АЛЕКСЕЙ. Ну, зачем пугаете, у меня нервы на пределе, это же неправда, зачем рассказываете это? Послушайте, ведь я сын академика Сорина, подумайте, надо со мной дружить, на всякий случай дружить, ведь, если у вас нет доброго сердца, то пусть хотя бы будет хитрый ум, я ведь могу пригодиться, слышите?
СОЛОВЕЙ. Да, да. Думаешь, от чего? Думаешь, необъяснимый закон природы? Думаешь, кошачий СПИД? Не-ка. Говна-пирога. Кровосмешение! Как я образно, однако, скажу другой раз.
Забрал гармошку, пошёл в свою комнату, стукнулся боком о фортепиано, скривился, смеётся. Ушёл к себе, гремит там банками. Алексей сидит на стуле. Вертит головой, хватает палки, которые скользят и падают, морщится.
АЛЕКСЕЙ. Странный старик, нет, не старик, он одногодка, а выглядит как старик, этот ваш супруг и спаситель, да? Он похож на одного старика, да, одногодка, пусть не врёт, он тот самый старик, я знаю! Тот самый, тот самый, но мне надо успокаиваться, мой придуманный мир, мой мир грёз путается с этим миром, я успокоюсь, у меня нервы, у меня нервы, у меня нервы…
На улице крик. Алексей, держась за стены, с трудом идёт на балкон, смотрит на проходящего мимо дома в жёлтом дождевике землемера.
ЗЕМЛЕМЕР. (Кричит, смеётся.) Кошка-копилка, девка-дурилка, кошка-копилка, кораблю крутилка! Разбилась копилка! Прощай, милка! Разлилось молоко! Bonne chance! Ça va! Un bijou!
АЛЕКСЕЙ. (Смотрит сверху на землемера, кричит ему:) Эй?! Вы что там такое говорите? Вы что за чушь несёте? Прекратите! Старик, слышите меня, нет, ну?!
Лаура вернулась, ходит по коридору.
Землемер остановился, задрал голову, смотрит на балкон, на Алексея, смеётся.
ЗЕМЛЕМЕР. А я землю меряю!
АЛЕКСЕЙ. Зачем?
ЗЕМЛЕМЕР. А чтоб знать, сколько у меня земли!
АЛЕКСЕЙ. А это что — ваша земля?
ЗЕМЛЕМЕР. (Смеётся.) Моя!
АЛЕКСЕЙ. А зачем вы говорите эти слова? Что это значит?
ЗЕМЛЕМЕР. А не знаю! Что на ум придёт, то и говорю! Tout ca est une blague! (Поёт.) Кошка-копилка! Копилка-кошка! Подожди немножко! Выгляни в окошко! Кошка-копилка! Прощай, моя милка!
Засмеялся и быстро пошёл прочь, уже не меряя, а волоча за собой треугольный метр. Алексей постоял ещё секунду, трёт лоб. Молчит.
АЛЕКСЕЙ. Бред. Туман. Бред, бред. Старик-землемер? (Лауре.) Послушайте, вы видели, там кто-то проходил? (Лаура смеётся.) Да, действительно, смешно, мне показалось, я болен, болен… Эй, вы курите? Дайте сигарету, у меня кончились, мне привезут деньги, я куплю много, пачку, нет, блок сигарет куплю, самых дорогих и отдам вам. (Молчит.) Видите, как вышло? Мне сорок лет, а нет никого, никого, кому я мог или могу довериться и доверить, все и всё с прицелом: я тебе, а ты мне, ни одного бескорыстного, бескорыстного, бескорыстного человека! Я начал катиться, а все мне только помогают тонуть, никто не подаст руку. Но это — жизнь, да, Лариса? Страдание — жизнь. Всё очень хорошего. Без страдания — молебен, свято, но скука. Надо страдать, даже хорошо! Вы не видели никого там? Мне показалось, да? Конечно, показалось. Слышите?
Лаура смеётся, прыгает через половицу. Подняла пёрышко с пола, дует на него, пёрышко летает. Лаура взяла фаянсовую кошку в руки, трясёт её, слушает, как денежки в копилке звенят, смеётся, гладит кошку.
По лестнице идёт с сумками в руках Раиса, толстая, в коротенькой юбочке и парике. Идёт, жуёт жвачку. Вошла, матрас упал на неё, парик сбил. Раиса парик поправила, сумки поставила у плиты. Парик у Раисы высокий, он тут же приклеился к ленте для мух. Раиса сорвала ленту вместе с париком, села на матрас, вытянув ноги. Тяжело дышит. Положила парик рядом с собой. Достала деньги из лифчика, пересчитала. На Раисе полосатый свитер с надписью “BOY”. Раиса смотрит исподлобья на Алексея.
РАИСА. Это чего тут вы это заставили коробками? Это кто тут? Ты чего сел? А?!
АЛЕКСЕЙ. Добрый день. Вы Раиса, да? Мы будем соседями. Я Алексей. Мы познакомились с Иваном, он сказал, что вы тут ещё живёте и всё. Я немного оклемаюсь и приберу тут в коридоре, и фортепиано это разберу. Оно не будет так мешать вам. Комнатка оказалась маленькая, всё не влезло, у отца были разные вещи, много их, хотя я много уже и продал, в частности, всю библиотеку.
РАИСА. (Молчит.) В частности.
АЛЕКСЕЙ. Что? Да, в частности. Вещи мне пришлось оставить как реликвию. Скажем, эту статуэтку кошки-копилки. Она большая, очень старинная, это семейная реликвия, приносит счастье, от прадедушки нашего, он был дворянин, осталось, у неё глаза светятся в темноте. Впрочем, если вам что-то нравится из моих вещей, я могу подарить вам, или вы можете купить у меня. Ну да, у меня скоро будет много денег, сегодня, через час-полтора, может, раньше, мне привезут деньги, и всё пойдёт на лад, я очень люблю народ, я очень люблю простой русский советский народ, очень, очень, очень.
МОЛЧАНИЕ.
РАИСА. (Раиса подошла к подоконнику, ест лук.) Закрой ротяку.
АЛЕКСЕЙ. Что?
РАИСА. Закрой ротяку, я тебе сказала! Соловей, а ну иди сюда! Иди сюда, тварь!
Раиса выплюнула жвачку в бумажку, бумажку спрятала в лифчик. Стучит в комнату Соловья, тот держит изнутри дверь, смеётся.
АЛЕКСЕЙ. Мне тут нравится, я принимаю условия игры. Да! (Смеётся.) Я ведь всему поверил, хотя похоже на паранойю, я даже в гнилую половицу, которую пронзает электрический разряд, тоже почему-то поверил, я поверил, да!
РАИСА. Ну, выйдешь ты, падла, выйдешь! Кто лук ел? Лаурка? Ну, получите вы у меня оба два сегодня! Как фамилия?
АЛЕКСЕЙ. Фамилия? Моя фамилия? Сорин моя фамилия, Алексей Сорин. Мой папа был академиком, знаменитым человеком, он умер несколько лет, пять лет назад, Сорин моя фамилия, в его честь названа эта улица, да, да.
РАИСА. Закрой ротяку, сказала?! Так и знала: тайные общества начнут вредить. Достали и тут меня. Сорин. Ага. Все фамилии на “ин” — евреи. Кругом тайные общества. Даже тут теперь. Слетелись, как мухи на говно, правильно! Здрасьте! Теперь будут в моём доме. Ты знаешь, что это мой дом? Да что они мне житья не дают все? Только оклёмовываться начну, они тут как тут, давай меня, вороны проклятые, шпынять, клевать? Чего надо от меня, чего, ну?! Мой дом, слышишь?!
АЛЕКСЕЙ. Да, конечно, ваш.
РАИСА. А откуда ты тут в моём доме появился? Кто разрешил? Ну?!
АЛЕКСЕЙ. Но он и мой, моя комнатка, эта, но я скоро уеду, мы все скоро переедем, мы все получим квартиры, когда нас снесут, а мы подружимся тут друг с другом, в этом развале кошмарном подружимся, но переедем в квартиры в новостройках, обычно там дают квартиры тем, кого сносят, ну, хорошо, получим квартиры, будем ходить в гости, на десятые, на пятнадцатые этажи, я выздоровлю, буду ходить по лестницам, если лифт не будет работать, буду принимать гостей и ходить в гости!!!
МОЛЧАНИЕ.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления