* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Облако, похожее на дельфина, Как Мопассан бежал от Эйфелевой башни, Песня Войя,

Глена Ланкевич

(по одноименному роману)

Пьеса в трех действиях (четырнадцати картинах)

Действующие лица

1.Януш Вилга (54 года) (польский врач)

2.ЮныйЯнуш (14 лет)
3.Мама Януша, пани Барбара
4.Папа Януша, пан Влодек
5. Доктор Айзенберг

6. Нарядная дама
7. Красавец-офицер

7. Марыля Василевска (31 год)
8. Рихард Вингерт (27 лет) немецкий офицер
9. Ружена (25 лет)
10. Богуслав (19 лет)
11. Курт (немецкий офицер, друг Рихарда)

12.Украинский мальчик.
13.Еврейский юноша

14.Старушка в изысканной шляпке и лайковых перчатках.
15.Девушка Каролина.

16.Польские узники

17.Молодая женщина
18.Крепкий старик
19.Рослый парень

16. Немецкие солдаты

Вторая мировая война. События разворачиваются на территории оккупированной Польши.

Картина первая
1939 год. Варшава. Сентябрь. Войска фашистской Германии только что вторглись на территорию Польши.
Квартира в доме на окраине. В центре – круглый стол, покрытый бархатной скатертью с тяжелой бахромой, буфет, диван, кресло-качалка, пианино.
Порывисто входит Марыля Василевска. Резко останавливается. Закрывает глаза. Замирает.
Как будто издалека начинает звучать первая часть 14-й («Лунной») сонаты Бетховена.
Внезапно открывает глаза. Музыка тут же обрывается на полуноте.
Марыля быстро скидывает плащ, бросает на диван сумочку и суетливо подходит к буфету. Распахивает дверцы и начинает судорожно собирать посуду на стол. На пол падает турка, ложка. Марыля теряется, затем бросается на диван и плачет.
Стук в дверь.
Марыля поднимает голову. Стук вновь повторяется. Она встает, поправляет платье, волосы и энергично идет открывать дверь.
В комнату входит соседка Ружена.

Марыля (сухо, с достоинством). Что вы хотели?

Ружена (бегло оглядывая комнату). Ну, во-первых, здравствуйте, пани Марыля!

Марыля молчит, пристально рассматривая гостью.

Ружена. Вы, вообще, знаете, что случилось?

Марыля. А вы нет?

Ружена. Я… Когда в каждой польской семье появилось по покойнику, вы заставляете весь дом слушать ваши несносные концерты! Как вам не стыдно!

Марыля пытливо смотрит.

Ружена. Играете немецкую музыку! Выслуживаетесь? Выслуживаетесь!

Марыля. Что вы, дорогая, не больше, чем вы.

Ружена. Я?

Марыля. На вас итальянское платье, не так ли, милая Ружена? Италия – союзник Германии. Враг!

Ружена. Вы не передергивайте….

Марыля (перебивая). Выслуживаетесь? Выслуживаетесь!

Ружена. Я?!

Марыля. А, может быть, вы хотите таким образом присмотреть себе завидного жениха? Оккупант – чем не партия?

Ружена. Да как вы смеете?..

Марыля (наставительно). Вы же смеете врываться в чужой дом с оскорблениями! Однако похвально, что вы знакомы с музыкой Бетховена. Хоть с этим вы знакомы.

Ружена (дрожа). Когда…

Марыля (перебивая). Когда в каждой польской семье по покойнику, вы завиваете кудряшки на своей… головке!

Ружена. Хорошо выглядеть нужно всегда!

Марыля. Вот и я о том же.

Ружена. Нет оправдания запущенности!

Марыля. Браво.

Ружена хотела было ответить, но лишь махнула рукой и ушла. Марыля, оставшись одна, сначала какое-то время стояла на том же месте, затем села за стол, потом переместилась в кресло-качалку. Потом легла на диван.
Стук в дверь.
Марыля не пошевелилась. Стук повторился. Марыля закрыла руками уши. Стук стал настойчивее. Она нехотя встала и побрела открывать дверь.

Марыля (удивленно). Здравствуйте….

Она посторонилась, и в квартиру вошел со свертками полный немолодой человек, добродушный, несколько смешной. Это пан Вилга. Его костюм дорогой, весьма приличный и аккуратный, но на хозяине сидит забавно, превращая его в шарик.

Марыля (спохватившись). Проходите, пан Вилга. М-м… Очень рада!

Януш. Благодарю вас.

Он прошел и торопливо принялся выкладывать на стол содержимое свертков.

Януш. Сыр! Колбаса! Кофе! Хлеб!

Марыля. Зачем вы… Не… надо. (Пауза). Я не смогу заплатить за все это!

Януш. Что вы! Какие деньги? Я вас угощаю. Нет слаще момента в жизни человека, когда он может что-то подарить. Кому-то. Именно тогда он в полной мере ощущает себя человеком. (Улыбается). Или я не прав?

Марыля. Теоретически – да. Но все равно я чувствую себя крайне неловко.

Януш. Пустяки! Уверяю вас, это сущие пустяки! (Торопливо оглядывает стол). А не попить ли нам кофейку? Как вы на это смотрите, пани Марыля?

Марыля. Конечно!

Она быстро приносит два стула.

Марыля. Присаживайтесь! Я сейчас…

Сервирует стол: быстрыми, ловкими движениями ставит кофейные чашки, сахарницу, маленькие ложечки, салфетницу.

Януш. Салфетки!

Марыля. Да-а-а!

Януш. Какая вы, однако, Афродита! У меня салфетки пропали как раз первого сентября. Думал, куплю потом, а вот не куплю теперь.

Марыля опустошенно плюхается на стул и закрывает лицо руками.

Януш (спохватившись). Расстроил я вас… Не плачьте! Не переживайте раньше времени! Этот момент еще не настал.

Марыля. И это говорите вы, умнейший человек, врач, светила, слово которого ценится на вес золота? (Пауза.) Прошло всего две недели. Две! Убили семью Гринзберг. Всех до одного. Восемь человек. Всех восьмерых! Самый маленький еще не научился ходить.

Януш. Не плачьте, пожалуйста. Я не могу слышать, когда плачут. Я ведь живу этажом выше, и когда вы начинаете стенать, так надрывно, горько, у меня прямо сердце разрывается.

Марыля. Неужели слышно?

Януш (улыбаясь). Не расстраивайтесь. Слышно чуть-чуть, и то, когда все затихает. У меня слух, знаете какой? Ой-ей!

Марыля начинает хлопотать, приносит турку, разливает кофе.

Януш. Запах сумасшедший!

Марыля. Где вы это все сумели достать?

Януш. Я запаслив, как белка. Редко хожу по магазинам. Предпочитаю закупать впрок. И – вуаля! (Делаете театральный жест.) На ужин можно звать хоть английскую королеву.

Марыля. А это мысль!

Януш. Ценная!

Слышится четкий военный шаг. Ясно, что идут солдаты.

Марыля (резко меняется в лице). Что теперь будет?

Она закрывает глаза. Марыля и Януш замирают. Издалека начинает звучать третья часть «Лунной» сонаты Бетховена. Энергичная музыка нарастает – звучит все сильнее и сильнее, словно хочет вырваться. Марыля внезапно открывает глаза. Музыка обрывается.

Януш. Я люблю, когда вы играете.

Марыля (равнодушно). Хорошо, не буду больше.

Януш. Почему?

Марыля (отвернувшись). Бетховена предпочитаю.

Януш (грустно). Если б вы знали, как я его люблю…

Марыля удивленно поворачивается к нему.
Затемнение.
———————————————————————————————————————

Картина вторая
Свет очерчивает другую часть сцены, перенося в иную эпоху, период детства пана Вилги.
Вот комната, где находятся юный Януш с родителями и доктором.
Доктор только что закончил осмотр Януша, который стоит чуть поодаль от взрослых и застегивает рубашку.

Пани Барбара. Что, доктор? Не томите!

Доктор посмотрел пану Влодеку в глаза и вздохнул. Пан Влодек резко отвернулся.

Доктор Айзенберг. У нас раньше был разговор с вашим мужем. Он в курсе. Он все знает.

Пани Барбара. Януш (шепотом) умрет?

Доктор отрицательно качает головой. Складывает в чемоданчик медицинские принадлежности и собирается уходить.

Пан Влодек. Януш, проводи доктора.

Януш и доктор уходят.

Пани Барбара (кидается к мужу). Что? Говори как есть, я все вынесу. Это наш сын, и ты ничего не должен скрывать. Что у Януша за опухоль? Она очень опасна? Что сказал доктор? Скажи мне как есть!

Пан Влодек медленно садится в кресло и откидывается на спинку. Молчит.
Входит Януш. Пан Влодек вскакивает, улыбается.

Пан Влодек (обнимая сына). У тебя все замечательно! Будешь жить сто лет! (Достает из кармана пиджака бумажник и протягивает сыну). Вот. А теперь сходи в кондитерскую и купи пирожных! Праздники на дороге не валяются!

Януш. Спасибо, пап! (обнимает отца).

Януш уходит.

Пан Влодек подходит и обнимает жену.

Пани Барбара. Ну, что ты! (Гладит его по лицу). Я с тобой; знай, что я всегда с тобой.

Пан Влодек. Я знаю.

Пани Барбара (отстранившись). Операция нужна?

Пан Влодек отрицательно качает головой.
В это время неожиданно возвращается Януш.

Януш. Не тот бумажник…

Януш понимает, что речь идет о нем и останавливается. Родители продолжают говорить, уверенные, что сын их не слышит.

Пан Влодек. Все хорошо. Наш мальчик будет жить, а это главное. Правда? Ты помнишь, как мы с тобой боялись услышать смертельный приговор? Ты помнишь? Приговора нет. Смерти нет! Слышишь?

Пани Барбара. Да-да.

Пан Влодек. У Януша растет грудь.

Пани Барбара. Да-да.

Пан Влодек. Ты не поняла. (Пауза). Как у женщины.

Пани Барбара отстраняется от него и изумленно смотрит на мужа.

Пан Влодек (быстро). У него есть признаки женщины. Я не врач, я музыкант, поэтому… мне трудно грамотно прокомментировать сложившуюся ситуацию. Но (собирается духом) такие случаи встречались в природе. (Вскидывает голову). И встречаются! (с жаром) Это не патология! Наш сын не может быть ошибкой природы. Ты ведь понимаешь? Просто…так случается иногда. (Берет ладонями лицо жены). Мы с тобой нормальные. Нет никаких отклонений. И у Януша нет. Нет! Он не больной. Ты слышишь меня? Януш не болен!

Пани Барбара. Я понимаю. Он просто (улыбается сквозь слезы) не такой, как все. И только!

Пан Влодек. Да, да, дорогая! И мы любим его не меньше…

Пани Барбара (плача). Конечно.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления