* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ДВЕ ДВЕРИ, Четыре часа из ее жизни, Пианистка,

Гульнара Ахметзянова
Вечная иллюзия
Действующие лица:
Лиля 18 Лет
Света 18 Лет
Наталья Сергеевна 50 Лет
Андрей 25 Лет
Алексей 32 Года
И другие разновозрастные персонажи
Не трудно создать для себя в воображении
императорский дворец; главное – не заблудиться в его коридорах.
Ши Юй
Картина I
День первый
Весна, но снег еще местами лежит. Вечер. Вокруг почерневшие от копоти и времени деревянные восьмиквартирные дома и бараки. В каждом дворе черные полуразвалившиеся сараи и общественные туалеты, еще белые от извести, побеленные в честь Первомая. Кругом грязь, оттаявший мусор. Возле некоторых сараев кучи угля. На деревянном настиле, ведущем к дому, кто-то рассыпал золу. Прямо по золе, решительно идет девушка, входит в подъезд. В подъезде моет пол женщина, лет сорока пяти.
Женщина. (кричит). Стой!
Девушка не обращая внимания, поднимается на второй этаж.
Женщина. (кричит). Стой! Сказала!
Девушка обернулась, стоит, смотрит сверху вниз.
Женщина. Че, оглохла что ли? Кому кричу? Смотри, что натворила. (показывает на следы на чистом полу). У себя, дома тоже серишь, ходишь? Иди затирай! (протягивает тряпку).
Девушка поднимается на второй этаж.
Женщина. (бежит за девушкой, мокрой рукой хватает за запястье). Че, охренела что ли? Кому сказала, затирай!
Девушка. Отпусти руку!
Женщина. (трясет мокрой тряпкой). Щас, как отхлестаю по морде!
Девушка оттолкнула женщину, та пошатнулась, но устояла на месте.
Женщина. (кричит вслед). Ах ты мразь! Чтоб тебе ноги оторвало!
На первом этаже слышится звук открывшейся двери и крик женщины.
Женщина. Посмотри, Сергеевна, что творят. Посмотри, что гады творят. Смотри, какая молодежь пошла. Молоко на губах не обсохло, а все туда же. Еще толкается, стерва. Тюрьма по таким плачет.
На втором этаже девушка звонит в дверь, но никто не открывает. Наконец щелкнул замок, но никто не вышел. Девушка вновь звонит, толкает дверь и входит, перед ней стоит мужик, лет сорока, нетрезвый.
Мужик. Че, трезвонишь? Слышала же, что отпер.
Девушка. А вы что выйти не можете?
Мужик. Ну проходи, раз пришла. Проходи.
Девушка. Я насчет вашего сына. Насчет его поведения. Он у нас газеты ворует. Вот. И еще вчера поджег наш сарай, если бы я не заметила все бы сгорело, и не только наш. Так что если еще что-нибудь такое повторится, я ему башку оторву. Так и знайте.
Мужик. (восхищаясь). Смотри какая, глаза так и блестят от ярости. А я тебя давно приметил. Через двор, вроде, живешь, да?
Девушка. Неважно где я живу. Я насчет вашего сына. Я не пугаю, я предупреждаю. (собралась уходить)
Мужик схватил девушку и потащил в комнату. Девушка кричит, брыкается, но сильные руки держат крепко.
Мужик. Попалась, цыпочка. Не брыкайся, не брыкайся.
В это время девушка плюет ему в лицо, вырывается и убегает. Выбегает на улицу, бежит через детскую площадку к такому же восьмиквартирному дому, забегает в подъезд, отдышавшись, звонит в дверь. Звонит, звонит, но так никто и не открывает. Девушка уходит. Идет по краю дороги. В этом городе все по давней привычке ходят по дороге из брусчатки, когда-то проложенной военнопленными, но об этом все забыли и не обращая внимания на неровность дороги, куда-то идут, идут, идут. Мимо девушки проезжает на велосипеде пацан, лет двенадцати, она бежит за ним, догоняет, и со всей силы толкает. Пацан летит вниз, на обочину, девушка прыгает вслед за ним и пинает, берет за шиворот и тычет, как нагадившего котенка, лицом в грязь, пацан хрипит.
Девушка. Че, скулишь? Думал, я так оставлю? Ни хрена. Еще раз поймаю, башку оторву. Понял? (пауза). Ты куда, козел, смотришь? Смотреть на меня, я сказала. Ты понял? (Молчание. Вновь тычет лицом в грязь). Ты понял меня? Нет?
Пацан кивает головой, пытается что-то сказать, сплевывает грязь.
Пацан. Не я это.
Девушка. Что?
Пацан. (нагло). Не я.
Девушка. Ах ты, сволочь, ты еще и врешь. (пинает). Получай гад! Убью. Убью тебя и твоего отца, сволочь. Всю вашу семью поганую. (колотит кулаками, отпускает, поднимается на дорогу, идет).
Пацан весь в грязи, проезжает мимо, останавливается на расстоянии от девушки, кидает в нее камнями.
Пацан. Эй, блядина! Сука! Слушай меня, я плюю на тебя. Плюю с высокой колокольни. Это я тебя убью, и твою мамашу тоже. Убью, сука! Убью!
Картина II
В этот же день, уже поздний вечер, почти что ночь. Обычная квартира в деревянном доме. Обстановка не отличается ни роскошью, ни убогостью, все как обычно, все как у людей, людей среднего пошива. Окна зашторены, включен свет. В большой комнате, в зале, сидит в кресле и вяжет носок женщина лет пятидесяти, Наталья Сергеевна. На кухне чистит рыбу та самая девушка.
Наталья Сергеевна. Лиля, ты еще долго?
Лиля. Нет, а что?
Наталья Сергеевна. Да, так.
Лиля. Включи пока телевизор.
Молчание.
Лиля входит в зал.
Наталья Сергеевна. Лиля, от тебя пахнет куревом.
Лиля. (испуганно). Что? (пауза). Да от меня рыбой пахнет. (сует руки под нос Наталье Сергеевне). Рыбой!
Наталья Сергеевна. Убери руки. Куревом! (пауза). Не сейчас, когда приходишь с улицы.
Лиля. Мама, я не курю.
Наталья Сергеевна. Не ври! Я чувствую запах. Куришь!
Лиля. Нет!
Наталья Сергеевна. Куришь!
Лиля. Мама, я прекрасно помню твой завет. Можно чуть-чуть выпить, но курить категорически запрещается. И я не курю. Всё. Разговор окончен.
Наталья Сергеевна. Лиля, зачем ты мне врешь? Я не только чувствую запах, мне еще тетя Тамара сказала, что видела, как вы в остановке прятались, курили со Светкой ночью, она тогда с работы шла.
Лиля. Что она еще сказала?
Наталья Сергеевна. Что сказала, то сказала. Все равно будешь отрицать?
Лиля. Мама, хватит.
Наталья Сергеевна. Что хватит?
Лиля. Ничего. (пауза). Эта твоя Тамара все что попало собирает. Язык без костей. Лишь бы что-нибудь наболтать. Ненавижу таких людей! Вообще не ее дело.
Наталья Сергеевна. Не кричи!
Лиля. Пусть за задницей своей дочери следит. Я – то тоже много чего могу рассказать. (пауза). Нашла тоже себе подругу. Она же первая сплетница в округе.
Наталья Сергеевна. Перестань, она нормальная женщина.
Лиля. Нормальная! Как раз так и наоборот. У нее дочь как напьется, так на дискотеке и прыгает на мужиков. Что думаешь, мамаша лучше? Такая же потаскуха и твоя Тамара. Блядь она, блядь. Все их семейство блядское. И нечего за мной следить. Пусть за своей задницей следит.
Наталья Сергеевна. Не кричи. И не матерись.
Лиля. Я не матерюсь, я говорю как есть. Вообще, ты первая начала.
Наталья Сергеевна. Еще она сказала, что вы со Светкой пьяные были. Что скажешь, неправда?
Лиля. Шлюха, твоя Тамара! Шлюха, при живом муже. Подруга, просто, зашибись!
Наталья Сергеевна. Замолчи! У меня сердце болит. Болею я.
Лиля. Ты пожизненно болеешь.
Наталья Сергеевна. Вот умру будешь знать! Кому ты нужна? Кому? Да, никому! Отец бросил. Что вот с тобой будет? А?
Лиля. Мама, ты же первая начала! С отцом лаялась, он ушел, теперь за меня взялась. Ты сама виновата, то что он ушел! Ты! Ты не можешь спокойно жить. Тебе обязательно надо кого-нибудь доводить!
Наталья Сергеевна. Умру…
Лиля. (перебивая). Умру. Умру. Да, пожалуйста. Задолбала! Ты с самого детства мне это говоришь. Ты мне все нервы испортила. Ненавижу!
Наталья Сергеевна. Ах ты сучка! Псих!
Лиля, накинув куртку, на ходу обувшись, ушла, захлопнув за собой дверь. Наталья Сергеевна роется в аптечке, достает пузырек корвалола, пьет.
Наталья Сергеевна. (растерянно). Псих! Одни психи вокруг.
Картина III
Этот же день.
Ночь. В парке, на скамейке сидит Лиля, пьет пиво, курит, Темно. Тишина. Одни деревья вокруг.
Картина IV
Летний вечер. Догорает закат. Деревянные дома, дворы с сараями, где копошатся жители, бабули на скамейках перед подъездами, вечно обсуждающие всех и все. Во двор въезжает серебристый мерседес, и из машины выходит Лиля в длинном вечернем платье, роскошно выглядит, красивая, сияющая, веселая. Она торопливо входит в дом. За спиной слышится шушуканье и восхищение. Дверь открывает Наталья Сергеевна, удивленно смотрит на дочь. Обнявшись, обе плачут.
Наталья Сергеевна. Наконец-то ты вернулась.
Лиля. Вернулась. Теперь у нас все будет хорошо.
Наталья Сергеевна. (любуясь). Какая ты у меня красивая.
Лиля ведет мать к окну, показывает машину.
Наталья Сергеевна. Это что твоя машина? Где же ты деньги взяла?
Лиля. Неважно. Теперь у нас все будет хорошо. Мы вылечим твое сердце в самой дорогой больнице. И мы будем жить долго и счастливо.
Картина V
В ту же ночь. Тот же самый парк. На той же самой скамейке сидит Лиля. Под скамейкой стоит пустая бутылка из под пива. Сидит, никого не замечает. Вдруг появляется мужчина.
Мужчина. Молодая, интересная и без охраны. Скучаешь?
Лиля. (вздрогнув, испуганно) Нет.
Мужчина. (подсаживается). Да вижу, скучаешь. Я присяду, скрашу твое одиночество. Вдвоем веселей.
Лиля резко встала, направилась к выходу из парка, идет быстро.
Мужчина. Да, постой ты! (трясет бутылкой водки). Погоди! Смотри, что у меня есть. Что откажешься что ли?
Лиля идет быстрым шагом, бежит.
Мужчина. (идет следом, резко останавливается, кричит). Овца! Овца драная! Шалава!
Картина VI
Лиля пришла домой, в большой комнате горит свет.
Лиля. (тихо). Мама.
Молчание.
Лиля проходит. Заглядывает в спальню. Вглядывается в темноту. Наталья Сергеевна сначала лежит неподвижно, потом стало заметно, как от дыхания приподнимается грудь.
Наталья Сергеевна. (испуганно). Лилечка, ты что?
Лиля. Так, смотрю.
Наталья Сергеевна. А я тебя ждала, ждала, выходила на улицу, смотрела, а тебя нет. Светка заходила, я сперва думала, что ты у нее. Вышла на улицу, постояла, потом прилегла, да, и заснула.
Лиля. Мама, прости меня. (подошла, присела на кровать).
Наталья Сергеевна. (обняв). Ничего. Ничего. Ты пришла и я спокойна.
Картина VII
Летнее утро. Звонит будильник. Лиля вскочила с кровати, накинув халат, подбежала к телевизору, включила, настроила на второй канал, началось «Бинго шоу». Быстро достав из кармана лотерейный билет, Лиля, сидит, отмечает, выпадающие номера.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Мелодрамы