* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: УБИЙСТВО ДРАМАТУРГА, ЖАННА Д‘ АРК, ДВЕ ДВЕРИ,

1998 -2004 г.г.

Василий Лоза

языческая драма в 2-х частях

действующие лица:

ТУГА – принцесса
ФАНТОШ – её жених
АНЁРЕН – бард
БРИТА – мать Фантоша
МИСТАГОГ – друид
ХРИСТИАН – король
ЛАЙДАК – барон, отец Фантоша
КЁНЕВ – барон, вождь повстанцев

Часть 1.

ЭПИЗОД 1. Горы. Лес. В зарослях пробираются Туга и Фантош. Поодаль, на поляне, Анёрен.

ТУГА. Песня! Слышишь? Там! И нам туда.
ФАНТОШ. Буреломы, буреломы… Отдохнём, жёнушка? Куда торопиться.
ТУГА. Ты мне не муж, Фантош, и даже не жених, так — посох для прогулки.
ФАНТОШ. Эта кровавая битва с девственной природой — прогулка? Кто — посох — я!?
ТУГА. Похоже, Фантош, с девственностью ты на «вы», чего же ждать девственнице от брака со скромнягой? Король ошибся в назначении спутника принцессе, я передам отцу, что лучше короновать принцем убожество со скотного двора, лишь бы мужское в нём было не бретонских корней.
ФАНТОШ. Римское отребье!
ТУГА. С мечом — на девушку? Браво, ты великий ратник и могучий мужчина. Почему бы и не мечом, если больше нечем.
ФАНТОШ. С мечом? Никогда. Размечталась! Бретоны девок воспитывают плетью.
ТУГА. Нет! Не надо! А как же твоя любовь, где? Я буду защищаться, вот мой меч!
ФАНТОШ. Будет уже дурить. Постой-ка, друид говорил, что кладбище заброшено, но кто-то кого-то несомненно отпевает.
ТУГА. Он уверял, что тирлич — трава забвения, значит ли это, что свежая могила разрушила теперь целебность?
ФАНТОШ. Не мудри, Туга. Кельтские похороны на христианском кладбище – дикость. Чья песня? Переделка Талиезина? Ливарха? Да это – Анёрен Бешеный!
ТУГА. Так может, разве, петь человек? Идём, Фантош, на голос, скорее.
ФАНТОШ. Кельты рождаются не с криком, но с песней барда, каждый — со своей, но бард всегда — Анёрен. Туга, постой! Какая девка! Такою и должна быть королева бретонов.
АНЁРЕН. Я вижу вас, ужели вы думаете, что можно в лесу укрыться от лешего, выходите. Кто вы? Я — Анёрен, бард и отшельник, легенда и анекдот, родитель песен и их усыпальница, и гимноплёт, и плакальщик… и ратник – тот самый бард, кто нарушил священный закон: барду не должно брать в руки оружия. Анёрен сделал это, отбросив лиру, взял меч из рук погибшего и сам стал убивать.
ФАНТОШ. Так долго не живут, ты мог быть прадедом моему отцу!
АНЁРЕН. Я вечен, лопоух.
ТУГА. Бешеный! Зверюга… мужчина!
ФАНТОШ. Как так, ты предал жену земле, великий язычник принял христианство?
АНЁРЕН. Земле жену я не предавал, земле я предал её тело, останки, труп. Язычник, христианин — где разница? Бог для всех Один, Един и Сущ, нужда – одна на всех, все единообразно ходят по нужде. К тому же, моя жена была крещена ещё в пелёнках, помимо воли. Малыш, оставь болтовню себе, а мне — моё. Что надо?
ТУГА. Какой мужчина! Настоящий! И совсем не старый… просто взрослый.
ФАНТОШ. Что ты там бормочешь, Туга, к делу! Великий бард, мы пришли за целебной травой для больного отца моей спутницы, нам нужен тирлич. Можем ли мы беспрепятственно взять необходимое и без помех убраться восвояси?
АНЁРЕН. Значит, туловище её отца гниёт, коль нужен тирлич. Девица тебе — подруга, невеста, жена?
ТУГА. Никто.
ФАНТОШ. Невеста!
ТУГА. Никто! Мальчишка. Сын Лайдака!
ФАНТОШ. А ты? А ты — мерзавка, наследница проказы, мерзкая червячка!
АНЁРЕН. Вот мы и познакомились. Нехорошо браниться у могилы. Так обращаться к наследнице престола, к даме, на людях недостойно барона, дома – куда ни шло.
ТУГА. Как, ты знаешь, что я – принцесса?
АНЁРЕН. Я – бард и в меру – маг. Дитя, не сын ли ты того Лайдака, что не пришёл на помощь соотечественникам, когда мы бились при Кальтраёзе, а супруга его и матерь твоя погибла там же за наше дело?
ФАНТОШ. Да, я – сын моей матери, имя мне — Фантош.
АНЁРЕН. И звали её Брита. Сын матери, а как же быть с отцом?
ФАНТОШ. С предателем Отечества, по имени Лайдак? Да-да, он был причастен к моему рождению, но разве в удовлетворении плотской потребности заключается отцовство, разве не в доблести?
АНЁРЕН. Кем ты воспитан, щенок? Ты мне неинтересен.
ТУГА. А я?
АНЁРЕН. Пожалуй. Я похоронил хозяйку дома, мне не помешает женщина, пусть принцесса и дочь узурпатора. Мне – что, была бы баба в доме.
ФАНТОШ. Баба?! Я неинтересен?! Старик, где твой меч?!
АНЁРЕН. Найдётся, быть может, ремень для задницы невежи.
ФАНТОШ. Дерись! Я не прощу, не прощу, не прощу!
АНЁРЕН. Что скажешь, Туга? Готова стать призом победителю?
ТУГА. В смысле благосклонности – несомненно, и даже приветствую, но я — дочь отца и без его согласия на брак…
АНЁРЕН. На брак? Смеёшься? Принцесса, моли Бога твоего о простом продолжении жизни. О каком браке беседа? И что мне до того, благословит ли король принцессу, когда в моих руках каждая её минута, каждый глоток её дыхания, если жизнь её в моей власти и эту жизнь я пожелал укоротить. Как тебя папка в детстве покорности, любви дочерней, обучал: по попке или по щекам? А знаешь, как научают бретоны бретонок? Кулаком — в сопатку, один лишь раз, зато на всю оставшуюся жизнь. Готова стать женою барда? Мы, барды, ровня королям земным, но много выше всяческих принцесс и разных там баронов.
ТУГА. Сначала победи! А там, куда деваться — смирюсь, если ты — ещё мужчина. Вперёд, Фантош, и я – твоя, немедленно и добровольно.
ФАНТОШ. Вперёд! Что такое?! Анёрен, откуда стрелы? Колдовство! Они меня чуть не убили! Мама! Порвали мне одежды! Мама! Стрелы прикололи меня к дереву! Мама! Анёрен меня обижает! Да, хитренький, у тебя в кустах, небось, целый отряд! Расплодился тут, я же не знал, что у тебя столько людей, так не честно! Мама!
АНЁРЕН. Это — самострелы, малыш, а то – не люди, то песни мои во плоти, так иногда с ними случается. Салют, ребята! Я победил.
ТУГА. Песни во плоти? Ты – бог, Анёрен, и Бога не любить я не могу.
АНЁРЕН. Ну, не плачь, я же не знал, что ты такой нервный вояка. Я дам тебе травы на здоровье тестя.
ТУГА. Тестя!? Фантош, отнесёшь траву и скажешь отцу: Туга осталась с Анёреном.
АНЁРЕН. Скажешь: она осталась для продолжения королевского рода, или нет — скажешь: для продолжения бардовского рода. Ну, полюбила она меня, с кем ни бывало. Что делать, если барды, в отличии от баронов, вечно живы и не умирают раньше смерти, что вечно зелено дерево их мужской судьбы, вот и тирлич не даёт усохнуть. Я, верно, не спел ещё всех песен! А, Туга? Кто указал дорогу к тирличу?
ТУГА. Друид.
АНЁРЕН. Разве покончено не со всеми? Как имя ему?
ТУГА. Мистагог.
АНЁРЕН. Я знал, что именно он и выживет. Конечно, последний друид знает, где обитает последний бард. Не заглянуть ли мне в руны, не поглядеть ли насчёт Мистагога, что надо заклятому другу моему? Вы говорите, говорите… Что он сказал, отправляя вас ко мне? Тирлич растёт не только здесь.
ФАНТОШ. Анёрен, освободи меня, пожалуйста, больно, руки затекли, и я прощу тебя, освободи, да я и не обижаюсь.
АНЁРЕН. Что ж это камни говорят: Мистагог — в темнице короля?
ФАНТОШ. Освободи меня!
АНЁРЕН. Боец должен уметь всё, в частности бегать из плена. Эх, ты, вояка. Туга, освободи милого, пусть идёт. Да сама тоже иди к папе. Отнесите тирлич, и дай вам Бог здоровья и счастья в личной жизни.
ТУГА. Ты свободен, Фантош.
ФАНТОШ. Так руки онемели! Идём?
ТУГА. Сказала же: свободен! Я остаюсь с возлюбленным мужем моим, что непонятного?
ФАНТОШ. Одна на двоих не делится!
ТУГА. Больно… в спину!
АНЁРЕН. Боевым мечом — в спину женщины! Барон, это позор.
ФАНТОШ. Мой меч — в христианской крови, мой меч — меч кельта! Разве ж меч не должен быть в крови человеческой, если он — меч боевой? На то он и меч. Она мертва?! Она мертва? Она мертва! Она мертва. В спину. Мечом. Сын подлеца — подлец? Убийца — не боец? Анёрен, проклятый бард! Ты виноват! Мне плохо, тошно, мерзко. С ума сойти! (Уходит.)
АНЁРЕН. Побежал, заяц. Что, Мистагог, не хочешь появиться? Поговорили бы, товарищ юности? Туга… милая.

Является Мистагог.

МИСТАГОГ. Рано тебе видеть меня. Ещё наговоримся, Анёрен Бешеный.
АНЁРЕН. Спи, принцесса, ни жива, ни мертва. Ты — в руках друида, в мозгу его: захочет — будешь жить и станешь матерью, и древнею старухою, надоевшей всей округе своею бесконечною жизнью, захочет — стон и плач станут травить окружно души по рано ушедшей девице, не познавшей любви, не знавшей материнства, он — властелин, друид — не я. А бард умеет лишь проклясть, да песнь сложить и спеть тебе же о тебе, заснувшей, о сне, о сновиденьях, о пробужденьи ото сна, о том, как жизнь сама ко сну готовится и как ко сну отходит. Послушай же о том, как не живут живые, а мёртвые не умирают.
МИСТАГОГ. Прости, дружище, что не открылся.
АНЁРЕН. Подпойте же отцу, дети мои… песни.
МИСТАГОГ. А вот и горе-принц.

Входит Фантош.

ФАНТОШ. Что? Здесь я был? Здесь я был! Вот свежая могила супруги Анёрена, вдовца и, прах его возьми, жильца на этом сумасшедшем свете. Мистагог! Оставь меня, я схожу с ума, друид!
МИСТАГОГ. Подай мне травы, вон там. Это тирлич. Для короля. Благодарю. Вон там, склонись, как будто бы чаша из коры, видишь? Подай, не расплещи, там кровь принцессы. Помнишь принцессу, малыш?
ФАНТОШ. Во мне лютует жажда крови, верни мне чашу, дай выпить крови!
МИСТАГОГ. Ты, Фантош, устал чрезмерно, тебе нельзя доверить кружево сюжета. Ещё немного магии: стань посохом-копьём! Вот так. Валяйся здесь покуда, в углу темницы. Несчастный мальчик, угораздило тебя родиться не там, не тогда, не от тех. Пой, Анёрен.

ЭПИЗОД 2. Застенок. Мистагог и Брита.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Драмы