* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Александр Крастошевский «Сезон цветения кактусов», Андрей Крупин «Балет Стёпиной совести», ПОДРОСТКИ,

Элиза Аджэн

(пьеса в пяти действиях)

Действующие лица:
Таня — пианистка, 17лет; Родители Тани; Андрей; Незнакомец — болезнь Тани, всегда в чёрном; Незнакомка — первоначально символ хорошего в Незнакомце, сначала в белом, в конце в чёрном; Владимир Петрович Агимянский — врач; Больные; Девочка со щенком; Оля — подруга Тани; Диктор — ведущий программы «Новости»; Семья Андрея (жена, маленький сын и 12-летняя дочь); голоса за сценой: матери девочки со щенком.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
Явление первое

В доме. Таня играет вальс на пианино, родители кружатся по сцене. Музыка продолжает звучать, когда Таня вскакивает и подражает родителям. Музыка становится громче, и вот Таня танцует в паре с Незкакомцем. Родители тихо удалились, кружась в ритме вальса.
Незнакомец дарит Тане гвоздику и уходит. Таня остаётся одна, садится на край сцены, прижимая к груди цветок.
ТАНЯ (задумчиво): Что для меня музыка? Ну, музыка — это «продолжение моего имени и мыслей, самая значимая часть моей жизни»… Как странно! На всех своих выступлениях я произношу эти слова… одни и те же… зазубренные, замучанные… и уже бессмысленные… Но ведь музыка для меня нечто большее этих ржавых фраз… Без неё мне не жить! Подумать только — весь мир в семи нотах! Каких-то семи нот достаточно, чтобы выразить и восторг, и радость, и удивление, и сомнение… (рассматривает цветок) Отчего-то на душе стало грустно и одиноко. (Тихо поёт)
Заходит мама.
МАТЬ: Ты снова поёшь! Неужели ты не устала? (Садится)
ТАНЯ: Все наверняка считают меня чудачкой… В перерывах между занятиями в школе я вместо того, чтобы болтать о мальчиках и шмотках с моими одноклассницами, выбиваю такт любимых мелодий, да и по дороге домой, и дома… Во мне не прекращается игра тысяч скрипок, флейт, гармошек… Мама, ты в детстве случайно меня не клавишами меня кормила, а? (кладёт голову маме на колени) Хотелось бы поместить весь мир в крохотный шар (скаладывает руки, будто держит стеклянный шар, бережно, боясь разбить), в нём всегда светло, тепло и уютно… (подносит воображаемый шар к уху и прислушивается) Постоянно звучит музыка, и такое ощущение, словно кто-то бесконечно добрый дарит тебе то, чего так не хватает в нашей жизни…
МАТЬ (крепко прижимает её к себе): Радуйся жизни, милая моя девочка, такой, какая она есть. Это сложно, я знаю. (смотрят друг другу в глаза) Не живи в придуманном мире! Однажды мечты утратят своё значение, рассыплются, а если под ними не окажется твёрдой основы, подумай сама, выстоишь или всё же сломаешься, если придётся против ветра?
ТАНЯ: Лучше бы не пришлось проверять…
МАТЬ: Кто знает, родная, кто знает?..
Всё погружается в темноту.
Явление 2
Ночь. Слабое освещение — светильники и свечи. Сон. Таня подходит к пианино, только дотрагивается до клавиш, как понимает, что забыла ноты. Она бросается их искать, но находит лишь чистые листы. К ней подходит Незнакомец со свечой, показывает нотные листы и у неё на глазах подносит их к огню.
ТАНЯ: Нет, не надо!
Незнакомец хватает её за руки, успокаивает, дарит цветы, которые Таня с ненавистью бросает под ноги. Мимо проходит цыганский табор. Они танцуют, поют песни, играют на гитаре. Она вырывается и бежит к ним. Хочет прикоснутся к гитаре, а цыгане испуганно указывают на Незнакомца, который держит её за руку, и удаляются.
ТАНЯ: Уходите, прошу вас! Уйдите сейчас час же! Вы хотите запретить мне играть? Ни за что! У вас ничего не выйдет! Вы не разлучите меня с ним! (бросается к пианино и играет)
НЕЗНАКОМЕЦ: (смеётся) Это мы ещё посмотрим!
Явление 3
В углу сцены расположен аккуратный ресторанный столик с бутылкой вина, вазой и свечами, два стула. В цетре — приёмная врача. Таня сидит, а Агимянский рассматривает анализы, старательно что-то пишет в её карточку. На девушку старается не смотреть. Выходит Незнакомка в белом, с гвоздикой в руках.
НЕЗНАКОМКА: 17лет. Жить. Долго и счастливо. Получить образование. Написать ещё много красивых композиций. Показать людям свой мир. Любить Его. Подарить жизнь ещё одному человечку. Прекрасный цветок.
С другого конца навстречу ей идёт Незнакомец. В руках — чёрный платок.
НЕЗНАКОМЕЦ: Тяжёлая болезнь. Страдания. Боль. Жестоко. Не вовремя. Вырван с корнем прекрасный цветок. (на гвоздику Незнакомки завязывает чёрный платок)
НЕЗНАКОМКА (быстро, взволнованно): Болезнь определена вовремя. Лёгкая форма. Всё будет хорошо. (неуверенно пытается развязать платок)
НЕЗНАКОМЕЦ: Может быть. Может и не быть. Это долг каждого врача давать обречённому надежду. (снова упорно завязывает платок и вручает цветок) Больна. Неизлечимо больна.
Незнакомец подаёт руку Незнакомке и они проходят к столику. Незнакомец помогает сесть даме, потом садится сам. Громкая музыка. Выходят больные в белых халатах, бросаются на пол, рвут волосы, бьются головой, нервно двигаются, танцуют…один бросает бутылку — разбивает окно. Музыка останавливается. Незнакомец спокойно разливает вино по бокалам, а оставшееся выливает в вазу, куда ставит цеток с чёрным платком.
НЕЗНАКОМЕЦ: Это нормальная реакция. Неизлечимо больных.
БОЛЬНЫЕ (ВМЕСТЕ): Будь проклят мир!
Снова та же музыка. Сгибаются в поклоне Незнакомцу, но головы продолжают держать гордо, смеются, уходят со сцены спиной вперёд.
НЕЗНАКОМКА: Скажи, отчего он не смеет посмотреть ей в глаза?
НЕЗНАКОМЕЦ (подправляет бант на гвоздике): Ему стыдно за то, что он не может ей помочь. За то, что он здоров, а она больна. За то, что он уже стар, волочится дряхлым стариком по закоулкам бренной жизни в то время, когда девушка, которой «ещё жить да жить», которая ещё в силах гордо вышагивать по главным улицам настоящего счастья, настоящей любви, настоящей ЖИЗНИ, (подносят друг другу бокалы, чокаются) она выбита, как шахматная фигура из чёрно-белого поля…
НЕЗНАКОМКА (не спеша пьёт): Это самое человечное чувство, когда человеку стыдно перед нищим за то, что он сыт, ему тепло и он имеет приют, вору стыдно смотреть в честные глаза только что обкраденного им человека, а иному стыдно и перед уличной дворнягой…
Незнакомец с Незнакомкой оборачиваются и смотрят на Таню и Агимянского, которые медленно идут по сцене к зрителям. На самом краю останавливаются.
АГИМЯНСКИЙ: Идите домой и отдохните. Вам следует побыть одной и всё осмыслить. Держитесь. Сейчас вам крайне необходимо быть сильной, поверить в невозможное… А мы, врачи, сделаем всё остальное. Вы поправитесь! Я вам обещаю! (ложит руку на Танино плечо, молчит, не выдерживает её взгляда, уходит)
Явление 4
Звуки с улицы, возгласы, крики, сигнализация, рёв моторов…
ТАНЯ (идёт вдоль зрителей): Вокруг всё дышит жизнью. Всем весело. Да, они просто не задумываются. Люди ещё могут позволить себе не задумываться. Им просто хорошо. Как и мне было вчера. Вчера я с удовольствием присоединилась бы к вам, а вы ко мне. Мы даже могли бы найти много общего, стать друзьями… Но СЕГОДНЯ всё изменилось. Я не хочу к вам, не хочу с вами… А вы… конечно же… не захотите и разговаривать со мной на равных, как только узнаете… об этом… Мне кажется, что на меня все смотрят. Но не могут же они знать! Такое ощущение, словно стоит мне сказать хоть одно слово, как все в страхе разбегутся… Я осталась одна. Я теперь просто кто-то, может, из другого измерения, может, призрак, который уже не живёт, а существует… Вездесущее, радостное слово «хочу» превратилось в горькое «всего лишь»… и ничего более…
Жизнь медленно близится к закату. Обидно-раннему. И никому нет дела до того, что кто-то хочет ещё немного посмотреть на солнце, совсем чуть-чуть погреться под его лучами…
Что ж… тогда и у меня не будет компромиссов! Я не стану мучительно дожидаться конца. Тётя умерла от этой же болезни… Её, наверно, тоже мучал вопрос: за что?
Явление 5
К Тане подходит девочка со щенком.
ДЕВОЧКА: Правда, он милый? Мне его мама подарила! У меня вчера был день рождения!
ТАНЯ: Очень хороший подарок! Твой щенок — ну просто прелесть! Ты уже придумала, как его назовёшь?
ДЕВОЧКА: Нет пока… А ты можешь помочь мне придумать?
ТАНЯ: Дай-ка посмотреть в его глаза… Знаешь, если бы у меня был такой щенок, я назвала его Единственная радость в жизни…
ДЕВОЧКА: Так долго! Какая ты смешная! Ну кто так называет собаку?
ТАНЯ: Ну, тогда… Назови его Солнышком! Представляешь, у всех людей на свете всего лишь одно солнышко, а у тебя будет целых два!
ДЕВОЧКА: Ну, я вообще-то не жадная, тогда я хочу, чтобы у каждого было по два солнышка!
МАМА ДЕВОЧКИ (за кулисами): Катюша! Катюша, ты где?
Таня отдаёт щенка.
ДЕВОЧКА: Я попрошу маму подарить и тебе щенка! А ты пообещай, что обязательно назовёшь его Солнышком!
ТАНЯ: Обещаю!
За кулисами.
ДЕВОЧКА: Мама, а эта тётя такая грустная! Скажи, отчего ей грустно?
МАМА ДЕВОЧКИ: Наверное, у неё просто нет такого солнышка, как у тебя…
ДЕВОЧКА: Так давай мы ей подарим щенка! Как ты думаешь, тогда она перестанет грустить?
МАМА ДЕВОЧКИ: Обязательно перестанет!
Явление 6
Таня продолжает стоять на сцене, растерянно смотря в зал. Звучит музыка, которая звучала вначале. Снова на сцене пара — её мать и отец. Как только она произносит слова, музыка становится тише, словно она играет где-то далеко, пара вальсирует в углу сцены, будто они находятся в другой комнате.
ТАНЯ: Я сделаю это… Всё случится завтра! Они (показывает на родителей) этого ещё не знают. И не должны знать. Я не позволю самым дорогим людям, людям, которые подарили мне жизнь, вырастили меня, отдали большую часть своей жизни… не позволю им видеть, как я буду медленно умирать… Что может показаться более страшным наказанием для матери, чем то, как на материнских глазах тает её кровиночка, жадно съедаемая неизлечимой болезнью. Горько-безразличной к страданиям матери.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления