* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Драматургия для Вас!, ДВЕ ДВЕРИ, Опера,

Бабушка Ыть. Омер – это волк, старший из моих сыновей.
Баран Марко. Это мой брат!
Нани. И мой…
Тава. Он всех нас старший брат.
Бабушка Ыть. Только сегодня Омер припозднился! Где он? Давно стемнело…
Тава. Омер ходит в поселок.
Нани. Он таскает ягнят.
Бабушка Ыть. Бандит! Разбойник! Поди, позови его!
(Медведица Тава выходит из хижины. Над горными вершинами раздается ее рев:
— Омер! О-о-омер!!!
В ответ доносится далекий волчий вой, завывание ветра, треск валежника, дыхание, и наконец, появляется сам волк Омер. Медведица и Омер заходят в хижину.)
Бабушка Ыть. Ты голоден, Омер?
Омер. Нет. Я не голоден.
Бабушка Ыть. Сколько раз я просила тебя не таскать ягнят! Пастухи отомстят нам!
Омер. Может, мне убить Марко?
Марко. А нельзя, ты же мой старший брат!
Омер. Знаю. Но оставьте меня. Я люблю лакомиться ворованными ягнятами. Я люблю ветер погони, страх неизвестности, щекочущий ноздри.
Ян. Может быть, ты можешь мне помочь?
Омер. Кто ты такой? Что ты делаешь в доме нашей матери?
Ян. В том городе, откуда я родом, меня зовут Ян Полукровка, я — сын Горбуна. Полгода прошло с тех пор, как я отправился на поиски волшебницы. Моя земля терпит бедствие – страшную засуху, и только всемогущая Войя может спасти нас. Но никто из тех, кого я встречал в пути, не знает, где живет Войя. Может ты, отважный Омер, что-нибудь слышал?
Омер. Я должен огорчить тебя. Ты не сможешь найти Войю.
Ян. Значит, и ты не знаешь?
Омер. Знаю. Но пробраться к ней можно только волчьими тропами. Только с поступью волка и волчьим чутьем можно надеяться на удачу.
Бабушка Ыть. Волчьи тропы – это не просто…
Баран Марко. Это тебе не козьи тропы…
Тава. Это верная смерть.
Нани. Но посмотрите на него! Разве вы не видите, он же отчаянный! Посмотрите, как у него глаза горят…
Бабушка Ыть. Змея Нани говорит, что из тебя получился бы неплохой волк!
Нани. Бабушка Ыть! Снаряди его! Снаряди его, Бабушка Ыть!
Тава. Но если Бабушка Ыть снарядит чужака, он станет нашим братом!
Баран Марко. И моим!
Бабушка Ыть. Материнского сердца на всех хватит, ма неврем лам, пусть и чужак станет моим сыном! (роется в груде тряпья в углу) Это тебе, Тава! (подает пальто медведице) Примерь-ка, новая шубка.
Тава. Вот так шубка! Спасибо, Бабушка Ыть!
Бабушка Ыть. Ян! поройся тут! Это волчьи толстовки. Какую выберешь, ту и надевай. Да потолще выбирай, поматерее, все теплее будет. Ту не бери – прореху ыть не видишь? (Ян одевается) Сейчас снарядим тебя в путь волчьими тропами!
Нани. Отчаянный путник!
Ян. Велико, вроде?
Омер. С волчьего плеча!
Бабушка Ыть. Ничего, навырост.
(Опоясывает Яна, накидывает башлык на голову, и Ян тут же превращается в волка. Он мечется по дому, звери кричат восторженно:
— Теперь он наш брат!
— Брат волк!
— Наш родной брат!

Ян рычит, выпускает когти, жалобно воет)

Бабушка Ыть. Непривычно тебе пока волком? Ничего, это не навсегда, не бойся. Что ты! Стой! Какой шальной волк получился. Зато волчьи тропы осилишь. Гляди сюда, Ян. Это – каменный гребень. Что он загребает, то при себе оставляет. (Вешает Яну на шею тесьму с оберегом в форме гребня) Воткнешь гребень в волчий ворс, и тут же снова человеком станешь. А гребень потом разбей, на дороге оставь. Если не оставишь – век в волчьей шкуре ходить будешь. Запомнил? Омер! Проводи брата. В добрый путь, не забывай нас, Ян, мы теперь твоя родня. Ма неврем лам…
(Ян скулит жалобно и благодарно, звери трутся о его нос, прощаясь. Ян оглашает скалы протяжным воем, и вслед за Омером торопится в путь поступью волка)
Омер. Следуй за мной, брат. Да держи нос по ветру! Чем пахнет в воздухе?
Ян. Сдается мне, пахнет мокрой пряжей!
Омер. Как отойдем от хижины Бабушки Ыть, ты почуешь другой запах – запах семи ветров. Так вот, равняйся на седьмой ветер, он приведет тебя к самой пропасти! Там на дне – кости семи путников, — не смотри вниз, а беги вдоль по узкой кромке, да держи нос по ветру! Он приведет тебя к терновым зарослям: подрывай под собой камни и ползи на брюхе, да пригни голову, не то оставишь глаза на терновых ветках! И тут же держи нос по ветру – будет поле, где качаются медовые подсолнухи, потом скалы, где на каждом шагу птичьи гнезда, а дальше беги на запах снега, все выше, пока снега не будет по грудь. А как только облака начнут касаться твоей шерсти – разыщи пещеру, тянет от нее такой гнилью тошнотворной, что на ногах еле держишься, голова кружится. В пещере услышишь голос. Это Войя.
Ян. Какая она?
Омер. Что?
Ян. Какая она?
Омер. У нее удивительный голос..
Ян. Ты видел?
Омер. Войю можно только слышать! Никто никогда не видел ее!

Сцена четвертая

В пещере, источающей небывалую вонь, странствует голос – то шепот, то пение. Голос существует сам по себе, — исчезая и возвращаясь, взмывая ввысь, разбиваясь эхом.

Ян. Войя? Я искал тебя очень долго. Я бросил свой дом, полгода скитался по чужим землям, ночевал, где заставала меня ночь. Почти все, кого я встречал, пророчили мне смерть. Но я верил. Войя! Я пробрался к тебе волчьими тропами в звериной шкуре! И у меня остались силы сказать тебе… Это пришел я! Ян-Полукровка! Сын Горбуна! Выходи! Или Войя – это только голос, живущий в пещере, как река? Войя! Могу я тебя видеть? Я пришел поклониться и молить о помощи! Где ты? В моей руке волшебный гребень, и если я разобью его сейчас, обратной дороги у меня уже не будет…
Войя. (голос) Волшебный гребень? Не спеши, не разбивай его, пожалуйста! Смрадно здесь?
Ян. Нет-нет!.. Что ты, Войя! Просто я устал в пути, и на ногах еле держусь…
Войя. Не бойся, отвечай честно! Смрадно у колдуньи?
Ян. Войя!.. Что ты! Ты – великая волшебница…
Войя. Я гостей не ждала, сора не выметала, волосья не вычесывала… Это все мои волосья… Грязные они, много веков нечесаны. С тех пор, как я свой гребень потеряла…
Ян. Войя! Я пришел просить о помощи! Где ты? Я слышу только твой голос! Может быть, я сошел с ума, и этот голос звучит у меня в голове?
(В темноте появляются язычки пламени. В их тусклом свете Ян замечает Войю. Ее волосы раскинуты по всей пещере, спутаны, переплетены, они устилают землю, своды пещеры, сквозь них прорастают алые свечки-травинки.)
Войя. Тебе здесь не страшно?
(Ян замечает, что тоже стоит на ее волосах. Отступает, пытается убрать волосы из-под ног, но они крепко вросли в каменистый пол)
Ян. Цветы. Странные цветы – я не видел таких нигде…
Войя. Это не цветы. Это агнцы – грибы. Они светятся в темноте.
Ян. У тебя очень длинные волосы…
Войя. А ты расчеши мне их. Сделай доброе дело! Не испугаешься?
Ян. Никогда девушкам волосы не расчесывал… (Начинает расчесывать волшебницу)
Войя. Ой, спасибо, Ян. Никто до тебя не соглашался. Все боятся, будто волосы мои дурно пахнут…Очень уж дурно?
Ян. Нет, что ты! Но не мешало бы освежить за столько времени! Хорошо, что гребень у меня – волшебный, что он забирает, то при себе оставляет! Ну вот, сразу волосья посвежели!
Войя. Если у тебя гребень-оборотень, надо его скорее разбить, Ян! Не то мы превратимся с тобой в волков, и век будем в волчьей шкуре… Мне-то ладно, один век можно и в волчьей, а ты? Разбей сейчас же!!! (Ян разбивает гребень)
Войя. (смеется) А ты что, ничего не замечаешь? Разве ты не видишь, что у меня нет рук и ног!.. Открою тебе тайну… Я проклята, Ян.
Ян. Как проклята? Ты Войя, всемогущая волшебница, и стоит тебе пропеть Песню Восходящего солнца – наступает утро! Ведь это правда? Правда?
Войя. Только песни мне и остаются. Однажды я рассердила своего отца, за что и наказана. Долгие века я не могу покинуть эту пещеру. Помоги мне бежать, Ян, и я исполню любую твою просьбу. Освободи меня, пожалуйста…
Ян. Плачет, как человек…
Войя. Как мне не плакать! Испугаешься и отвернешься от меня, сколько еще веков жить мне в пещере?
Ян. Если ты — всемогущая волшебница, то кто же тогда твой отец, и как он с нами обойдется?
Войя. Мой отец – Вольный Смерч. Он странствует по всему свету, несет бедствия и разрушения, а здесь бывает редко. Ни о чем не узнает. Неси меня на спине, пока не спустимся с гор. А там и ноги и руки ко мне вернутся, и проклятие сойдет с меня. А как только мы вернемся в твой город, сделаю для тебя все, что пожелаешь. Почему молчишь? Боишься меня? Я могу исполнить любую твою просьбу, я Войя!
Ян. Бежим.
Войя. Скорее! Обруби камнями, что поострее, мои волосы. Волосами перевяжи меня и закинь на спину, как мешок. Так и отправимся в путь.
Ян. Сюда я добирался волчьими тропами, обратная дорога будет не легкой…
Войя. Я буду твоими глазами, Ян, а ты – моими ногами. Так мы и справимся. Неси, Ян, крепись. А если по пути будут уговаривать бросить – не слушай. И никому в дороге не открывай, что я – волшебница. Говори всем, что, мол, калеку подобрал…
Ян. Главное, чтобы ноги не подвели.
Войя. Ноги не подведут! Только ты не бросай меня, не бросай меня, Ян! Я знаю все дороги, Ян. Наша дорога будет ровной, как зеркальце, как белая скатерть, только освободи меня. Я стану твоими глазами, вещим оком твоим. Не бросай меня.

Дорога сама под ноги стелется, без единого камня, без впадин- бугров, ровным полотном. Сделает Ян один шаг – и уже за горизонтом, сделает второй – незнакомые города мелькают. Вдруг откуда не возьмись – хижина Бабушки Ыть встречается на пути.

Бабушка Ыть. Ой! Сыночек! И что ыть у тебя такое за спиной?
Баран Марко. Нам всем интересно, как твои дела!
Нани. Что это у тебя?
Тава. Наверное, это он принес нам гостинцы!
Омер. Ну как, не подвели волчьи тропы?
Бабушка Ыть. Да что это у тебя в мешке? Глядите, шевелится!
Тава. Значит точно – гостинцы!
Марко. Видел волшебницу?
Бабушка Ыть. Помогла тебе волшебница?
Тава. А что за спиной-то?
Ян. Встретилась на пути калека. Пропаду, говорит, подбери-сжалься, добрый человек. Пришлось подобрать… Вот и вся моя добыча. А больше ни о чем меня не спрашивайте. Я возвращаюсь в город.
Омер. С калекой ты далеко не уйдешь.
Бабушка Ыть. Оставляй калеку у нас, я о ней позабочусь. Оставишь – и тогда ступай налегке.
Ян. Не могу, слово дал.
Бабушка Ыть. Вот ыть поперечный человек!
Нани. Даже погостить не останешься?

https://paradise-vip.ru что такое эротический массаж.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Пьесы