* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ДВЕ ДВЕРИ, ЗОЛОТАЯ ПЫЛЬ, Опера,

Игорь Бауэршима

Перевод с немецкого

Аллы Рыбиковой

МЮНХЕН
2002

Wouldn’t it be nice if we were older
Then we wouldn’t have to wait so long
And wouldn’t it be nice to live together
In the kind of world where we belong
You know it’s gonna make it that much better
When we can say goodnight and stay together
Wouldn’t it be nice if we could wake up
In the morning when the day is new
And after having spent the day together
Hold each other close the whole night through
Happy times together we’ve been spending
I wish that every kiss was neverending
Wouldn’t it be nice
Maybe if we think and wish and hope and pray
it might come true
Baby then there wouldn’t be a single thing we
couldn’t do

We could be married
And then we’d be happy
Wouldn’t it be nice
You know it seems the more we talk about it
It only makes it worse to live without it
But let’s talk about it
Wouldn’t it be nice
Good night my baby
Sleep tight my baby

Wouldn’t It Be Nice
Brian Wilson / Tony Asher

B воздухе ещё висит «see you in another world” из NURSE WITH WOUND и тишина. Белый шорох. Появляется Юля. На ней майка с надписью julie@home. shirt.
ЮЛЯ. Привет. Я — Юля. И это мои первые слова в данном месте. Если моё сообщение почему-либо неподходяще, прошу меня извинить. Впрочем, сообщение это только для тех, кто хочет покончить с собой. Поэтому прошу тех, кто не собирается расставаться с жизнью, не обращать на меня больше никакого внимания и лучше ненадолго покинуть этот chat-room.

ЮЛЯ. Скоро я — и решение это отнюдь не скоропалительное – покончу жизнь самоубийством. Я долго думала об этом. Решение принято. Но, даже если это и звучит несколько странно, я хочу совершить это с кем-нибудь вместе. Поэтому вот мой вопрос: не хочет ли кто-нибудь отправиться на тот свет вместе со мной? Не надо ничего говорить сейчас. Мне абсолютно понятно, если здесь никто открыто не признается, что ему всё осточертело. Вообще всё. Может, вы сидите рядом со спутником жизни, и он считает нормальным ещё некоторое время опустошать ресуры планеты, дожидаясь, пока рак или ещё какая-нибудь напасть не сметёт его с лица земли. Но я не собираюсь никому портить настроения. Smile. Вот что я хочу сказать: обычно существует множество нитей, связывающих тех, кто хочет уйти, с остальными. Не так уж много людей, постигших высшее назначение жизненного пути, понимающих, что значит для чувства собственного достоинства «устранить самого себя из этого мира». Обычно человеку хочется жить так долго, пока он не заметит, что никого уже больше нет, и он совсем один, и всегда был один. Я хочу сказать, что кто-то один из находящихся здесь переживёт всех остальных. И это верно, как сама смерть. Но мне не хочется вносить здесь сумятицу в ряды. Напротив. Потому как тот, кто принимает всё вокруг всерьёз, просто заурядность. Я хочу сказать, что большинство находится в плену у неких смыслополагающих, жизнеобразующих умственных коструктов. Эмоциональная зависимость, чувство ответственности? Да? – Нет. Погоня за успехом, тяга к размножению, мания удовольствий и другие реакционные потребности. Ладно. Но все вы всё-таки здесь, потому что хотите уйти из жизни. Рано или поздно. Если это действительно не был розыгрыш, то мы тут все свои. Да-да. Вот так вот.
ЮЛЯ. Ну, так вот, приветствуются все всерьёз данные ответы. Вы, конечно, можете ответить мне по мэйлу, мы это организуем. Smile.

ЮЛЯ. Потому как, знаете, вы наверное уже заметили: я не вписываюсь в людское общество, даже тех, кто устал от жизни. Это печальная истина, но всё же истина. Если мне и не уютно среди людей, то происходит это, потому как не другие, а я не проявляю себя, как мне бы хотелось. Необходимость исполнять роль, внутренне сопротивляясь этому, делает для меня любое общество в тягость, а легко мне лишь в своём собственном обществе, потому как там я могу быть настоящей.. А с людьми это невозможно, и такие все…

ЮЛЯ. Не надо на меня обижаться. Просто я сейчас делаю вид, что вас здесь нет.

Появляется Август. На нём майка с надписью august@home.shirt.

АВГУСТ. Ну, в общем, если никто ничего говорить не хочет, тогда, может, я скажу. Потому что… В общем, меня зовут Август и…И не спрашивайте почему. Не знаю. Я тут не при чём.
………………….
АВГУСТ. Вообще-то я никогда не мог себе представить, что смогу вписаться в жизнь. В целом. Не знаю, как это у других. Но всё, что происходит в жизни, по большей части не в дугу, абсолютно. Я имею в виду не смешно, а именно просто не в дугу.… Бывают, конечно, моменты. Например, если я один, и бегу вперёд, и слышу дыхание моё и бег, и кровь сильно стучит у в ушах. Но я же не всегда бегаю. Невозможно, к сожалению, всё время бегать. Цель – почти что не быть здесь. То бишь нигде. Быть везде в отсутствии. Это значит — быть в жизни. Так, почти без моего присутствия, можно было бы ещё вытерпеть. И вот говорят же: « в жизни», «по жизни», в этом что-то есть.
…………………..
АВГУСТ. Но вся штука в том, что по большей части всё выключено. И я тоже. И не слышно ни звука.
………………..
АВГУСТ. Так только, некий шумок. Не знаю, так ли у других тоже, как говориться. Понятия не имею. Может, я болен. Но слышать я это не могу: «Дорогой, ты болен.» Короче, когда к тебе обращается этакое дурацкое создание, с такой идиотской улыбкой и говорит: «Вам надо выздороветь, тогда увидите…» — хочется просто свалить. Кто они такие эти сверхсоздания, которые могут говорить нам: «То, как ты считаешь, оно есть, не есть на самом деле. Оно есть так, как мы считаем». Знаете, что я имею в виду. А имею я в виду, что то, как я думаю, оно есть, не есть на самом деле, — это я и сам могу догадаться. Но откуда кто-то может знать, что оно так и есть, как он думает? Это же кошмарная ложь. Всё – лицемерие. Каждый делает вид, что он нечто, являясь при этом чем-то совсем другим. Как же он может тогда знать, как оно есть? Да никак. Самое истинное ощущение, какое у меня есть, ощущение «ничто» и «никак». Вот я беру сейчас, например, стул и поднимаю его вверх… он это и делает. Ладно. Он поднимается вверх. И всё же есть в этом некая странная неопределённость. И я не знаю, действительно ли он поднялся вверх или только сделал вид. Действительно ли истинное истинно. Если же я отпущу его, тогда он… может быть… нет, он упадёт вниз. Хотя – и в этом всё дело – он, может, только сделает вид, что упадёт, чтобы только нас успокоить. Всё — имитация. Короче, это же видно, что всё – ничто. Конечно, тут, в chat-room, находится время от времени кое-кто, кто выскажется отчасти против этого. Напрасно. Большинство юзеров наблюдают в расслабухе, там во вне, и вынуждены время от времени покусывать себя, чтобы хоть как-то изобразить некое подобие жизнерадостности. Потому как для ухода большинство всё же трусоваты. Лучше потянуть ещё один круг. Может, всё-таки произойдёт что-нибудь настоящее. Ничего здесь настоящего не произойдёт. Вот представьте себе: сейчас мы все вместе уйдём с Юлей. Все. Может, это и было бы настоящее! Мы все вскроем себе вены. Друг дружке.

…………………
АВГУСТ. Всё-таки вы все пришли сюда, потому что вам всё осточертело. Всё. Это потенциал. Это может быть уже началом. Школой.
………………..
АВГУСТ. Самый подходящий момент, если кто-нибудь бы тут окочурился. И то, что Юля здесь сказала «я ухожу», я считаю здорово.
ЮЛЯ. Спасибо.
АВГУСТ. Я не просто так это говорю.
ЮЛЯ. Ну, ясно.
АВГУСТ. Признак жизни.
ЮЛЯ. О кей.
…………….
ЮЛЯ. Это что, была насмешка?
АВГУСТ. Что?
ЮЛЯ. Признак жизни.
АВГУСТ. Нет. Да. Нет. А то иначе бы здесь всё совсем увяло.
ЮЛЯ. Да. Может быть.
АВГУСТ. Не известно даже, кто вообще здесь находится. В этой тишине. Если вдруг кто-то скажет «я ухожу», я, по крайней мере, буду знать, что кто-то здесь всё же был.
ЮЛЯ. Users come, users go. Юзера пришли – юзера ушли…
………………..
ЮЛЯ. Но я же здесь.
АВГУСТ. Да.
ЮЛЯ. И ты, очевидно, тоже.
АВГУСТ. Да-да. И ты, короче, хочешь умереть?
ЮЛЯ. А я и умру. Да.
АВГУСТ. Я тоже собираюсь.
ЮЛЯ. Да?
АВГУСТ. Да.
ЮЛЯ. И, думаешь, скоро?
АВГУСТ. Да.
ЮЛЯ. Серьёзно?
АВГУСТ. То есть?
ЮЛЯ. Действительно, думаешь?
АВГУСТ. Действительно?
ЮЛЯ. Оборвёшь все связи?
АВГУСТ. Связи?
ЮЛЯ. С жизнью. И вообще.
АВГУСТ. Ну, да. Ясно дело. Тут, как говорится, и обрывать-то нечего.
ЮЛЯ. Ага.
АВГУСТ. Из такого дерьма, как тут, хочется выйти. Easy. Хоть сегодня вечером, если надо.
ЮЛЯ. Но здесь же всё это не совсем. Я же имею в виду уйти совсем.
АВГУСТ. Ну, да.
ЮЛЯ. Совсем, совсем.
АВГУСТ. Не отключиться, выйдя из сети, или уснуть или что-то в этом роде.
ЮЛЯ. Именно.
АВГУСТ. Я и собираюсь.
ЮЛЯ. Ты болен или что?
АВГУСТ. Нет. Да. Не знаю. Ну. Я ж говорю…
ЮЛЯ. А я не больна.
АВГУСТ. Вот как. Ага. Н-да.
……………..
ЮЛЯ. Слушай-ка, мне неохота тут вечно торчать. Некогда мне.
………………
АВГУСТ. Скажи-ка, и как же ты выглядишь?
ЮЛЯ, Что значит, выгляжу?
АВГУСТ. Скажи, как ты выглядишь.
ЮЛЯ. Как Натали Вуд. Как Натали Вуд перед тем, как утопиться.
АВГУСТ. А кто это, Натали Вуд?
ЮЛЯ. Актриса. Она захлебнулась.
АВНУСТ. Вон что.
…………….
АВГУСТ. Опиши мне, как ты выглядишь.
ЮЛЯ. Волосы тёмные.
АВГУСТ. Это мне нравится.
ЮЛЯ. Девяносто процентов людей темноволосые.
АВГУСТ. Да? Ага. Это мне нравится.
ЮЛЯ. Вуд перед тем как утопиться – это психическое состояние. Она играла в «Бунтовщике без идеала». Ко всему прочему никто ничего не знает, и уж тем более, как она тогда выглядела, перед тем, как захлебнуться. А если кто-то и знает, то, значит, он ей в этом помогал, и я могу тут утверждать всё, что угодно. Натали Вуд – обалденная звезда, а смерть её – загадка.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления