* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ДВЕ ДВЕРИ, ПРИВЕТ, КАРЛСОН, НОВОГОДНИЕ ЧУДЕСА,

Василий Лоза

драма в 3-х картинах

время действия: начало 21 века
место действия: провинциальный город

действующие лица:

ЗЕРНОВ — Роберт Николаевич, 42 года, финансист
ШВЕЦОВ — Сергей Павлович (Павлинович), 46 лет, мэр
ИЛЬИН – Виктор Андреевич, 50 лет, музыкант

СВЯЩЕННИК
СЛЕДОВАТЕЛЬ – за 30 лет
ВАЛЕРИЙ – за 30 лет, сын Ильина
ПОПОВ – за 70 лет
КОШКИН – за 60 лет
ВОСПИТАТЕЛЬ – за 30 лет

ПРОЛОГ.

Осень. Деревенское кладбище. У могилы сидит Зернов. В зарослях, в него целится из снайперской винтовки человек в маске.

ЗЕРНОВ (не оборачивается). Постой стрелять! Слышишь? Перед смертью мне вся моя жизнь должна на глаза показаться, вроде киноленты. Да, похоже, кинщик заснул. Лишь не сдох бы раньше меня. Успеешь стрельнуть, на деревенском кладбище, кто нам помешает разобраться, каждый со своим. Дай минуту… две, лучше три, — как в сказке. А там пуляй. И хрен с нами, с обоими.

Человек в маске опустил винтовку.

Опустил ружьё, что ли? Вот не думал, что спина такой чувствительный инструмент. Если опустил, спасибо. Но три минуты, не больше, ага? Не тяни. О, туманом потянуло… с речки. Ничего, не промахнёшься, ближе подойдёшь, если понадобиться. Но только три минуты!

Туман заволакивает Зернова и человека в маске.

Картина 1.

ФРАГМЕНТ 1. Лето. Церковная ограда, у которой стоит Зернов. Входит Швецов.

ШВЕЦОВ. Пришёл. Добрый знак.
ЗЕРНОВ. Сергей Павлович, даже не думайте.
ШВЕЦОВ. Роберт Николаевич, пошли.
ЗЕРНОВ. Куда?
ШВЕЦОВ. Да в церковь же!
ЗЕРНОВ. Ах, так вы меня — в церковь? Не хочу, травы-травы. Чего буровишь?
ШВЕЦОВ. Тебя пробуровишь. Не станешь же ты подставлять мэра.
ЗЕРНОВ. Да, у вас, политиканов, логика. И чем же я вас подставлю?
ШВЕЦОВ. Мэр не имеет влияния даже на друга, — вот, что решат люди.
ЗЕРНОВ. Да какое, на хрен, влияние, Серый! Что ты мутишь? Хочешь затащить меня в поповские когти и ободрать?
ШВЕЦОВ. А чего ты жмёшь боблы на церковь? В твоём кошельке, Зернов, не все деньги твои. Церковь нужна городу. Красивая. Убедительная. Такая, чтоб!
ЗЕРНОВ. Помнишь, что наперво купил предыдущий поп с тех денег, что я отстегнул на реставрацию монастыря, с твоей подачи?
ШВЕЦОВ. Когда?
ЗЕРНОВ. В девяносто шестом.
ШВЕЦОВ. Вспомнил. Уже другое тысячелетие надоесть успело, а он…
ЗЕРНОВ. Не пыли. Помнишь?
ШВЕЦОВ. Нет. Что?
ЗЕРНОВ. Тогда догадайся с одного раза.
МЭР. Не знаю я.
ЗЕРНОВ. Машину. На следующий же день, зараза, по получении перевода, выперся под твои окна в «Волге». И выперся за очередной подачкой!
ШВЕЦОВ. Это другой священник. Старинная церковь, надо восстанавливать. А ты, Роба, — слабак, боишься, что святой отец тебя на раз упакует проповедью. Спорим, не устоишь перед этим сладкоречивым…
ЗЕРНОВ. Чёртом?
ШВЕЦОВ. Пошли в церковь, гад, не позорь отца города! (Хватает Зернова за руку, толкает впереди себя.) Иди, люди же смотрят…
ЗЕРНОВ. Где ты людей видишь?
ШВЕЦОВ. Я их не вижу, ты их не видишь. Зато они нас видят. А случись что, видали они нас! Понял, ты, финансёр узколобый?
ЗЕРНОВ. Травы-травы. Но денег не дам, хоть ты тут что разобещайся. Понял ты, мэр широкоформатный?
ШВЕЦОВ. Пошли, Роба, хорош бузить.
ЗЕРНОВ. Пошли. Детский сад… знал бы ты, как мне в церкви хреново…
ШВЕЦОВ. Знаю, самого колбасит. Черти мутят.
ЗЕРНОВ. Давай, ты ещё скажи, что бог есть.
ШВЕЦОВ. А хоть бы и нет, церковь-то вон она, и в неё ходит электорат. А у меня выборы!.. выборы, выборы. Рейтинг!
ЗЕРНОВ. И так возьмём приз. А ремонт церкви очков не принесёт.
ШВЕЦОВ. А вдруг.
ЗЕРНОВ. У меня смета, Серый, на основе социологических опросов…
ШВЕЦОВ. Хорош, Роба, я у руля восемь лет, знаю, что делать. Ты же знаешь, у меня с хозяевами напряжёнка.
ЗЕРНОВ. А ты меньше перья распускай, Павлинович.
ШВЕЦОВ. Да не напоминай ты мне моё отчество!
ЗЕРНОВ. Отцов не выбирают, тут уж да.
ШВЕЦОВ. Просил же.
ЗЕРНОВ. Не боись, Серый, у хозяев жизни альтернативы тебе нет, а деньги у меня. Так что, не суетись ты с этими попрошайками в рясах…
ШВЕЦОВ. Не надо так о церкви в церковном дворе, мало ли.
ЗЕРНОВ. Плевать. И команды тебя валить не поступало.
ШВЕЦОВ. А поступит?
ЗЕРНОВ. Я своих не сдаю.
ШВЕЦОВ. Я покупаю, сдачи не надо.

Зернов и Швецов смеются, жмут друг другу руки, входят в церковь.

ФРАГМЕНТ 2. Церковь. Здесь ремонт. Входят Швецов и Зернов.

ЗЕРНОВ. Креститься не буду.
ШВЕЦОВ. А чёрт, точно же: входя в церковь… всё равно никого нет. У меня тоже рука не поднимается.
ЗЕРНОВ. Кажется, идёт шаровик – затейник. (Засовывает руки в карманы.)
ШВЕЦОВ. Блин, вдруг подсматривают. Не отсохнет. (Крестится.)

Входит Священник.

СВЯЩЕННИК. Рад приветствовать дорогих гостей.
ШВЕЦОВ. Добрый день, отец Константин. Вот, не один приехал. Знакомьтесь, Зернов Роберт Николаевич, генеральный директор ООО «Нефтьинвест». Мой старый друг, с детства.
СВЯЩЕННИК. Очень приятно. Однако, как я понимаю, Роберт Николаевич вошёл в храм без особого желания и вряд ли захочет выслушивать наши с вами экономические беседы.
ЗЕРНОВ. Редкое понимание.
СВЯЩЕННИК. Сергей Павлович, прошу вас пройти в приготовленную для нашей беседы комнату. А вам, Роберт Николаевич, настоятельно рекомендую пройти в комнату для исповеди.
ЗЕРНОВ. Чего!?
СВЯЩЕННИК. Нет-нет, не подумайте, что я хочу вас исповедовать. Хотя это моя забота, и вам следовало бы облегчить душу.
ЗЕРНОВ. Душу? Где ж мне её взять, раз Бога нет.
СВЯЩЕННИК. Побудьте наедине с самим собой, под присмотром святых образов. Поверьте, вам очень плохо.
ЗЕРНОВ. Знаешь что… ты, барабан в балахоне… думаешь, не знаю твою биографию?
ШВЕЦОВ. Ты что, Зернов!
СВЯЩЕННИК. Не волнуйтесь, Сергей Павлович, я в порядке.
ЗЕРНОВ. Травы-травы…
СВЯЩЕННИК. Пройдёмте, Сергей Павлович.
ШВЕЦОВ. Да, конечно. Да!

Швецов и Священник идут в глубь церкви.

ЗЕРНОВ (вослед). Жду десять минут, ни секунды больше.

Священник, не дал Швецову вернуться. Швецов и Священник уходят.

Ну, и чего мне надо? Псих. Травы-травы. (Ходит по зданию, заглядывает в комнату, входит).

ФРАГМЕНТ 3. Исповедальня. Икона Святой Троицы виднее всех. Настенный хронометр. Входит Зернов. Огляделся, глянул в окно.

ЗЕРНОВ (глядит на хронометр). Без трёх двенадцать. А икон-то… как грязи. (Глядит на икону Святой Троицы.) Ну, и что? Чего надо? На троих соображаем, святые отцы? (Подходит.) Ни хрена. Чего? (Протягивает руку, пальцем стирает слезу.) Забрызгали. Ё-маё, ещё, что ли? (Стирает слезу.) Ох, ты ж, господи боже ты мой… ребята, вы чего, в натуре, плачете!? Нет, нет… нет! (Задыхается, падает на колени.) Я вынырну, нет! (Кричит.) Ааа! (Падает ниц.)

Гаснет свет. Почти тут же свет включается.

(Поднимает голову, встаёт на колени). Ну… ну, ну. Бегом отсюда. (Идёт на выход, глянул на хронометр.) Всё десять минут прошло. Я ещё ждал бы тебя…

ФРАГМЕНТ 4. Холл дома, в котором живут Швецов и Зернов. В красном углу – икона Святой Троицы. Входит Швецов, в домашней одежде. Проходит к двери, ведущей в половину Зернова, стучит, ждёт ответа. С улицы входит Зернов, с пакетом.

ЗЕРНОВ (бросил пакет в кресло). А ты ОМОН свистни.
ШВЕЦОВ. А, ты не дома.
ЗЕРНОВ. Спросил бы у охраны.
ШВЕЦОВ. Буду я ещё со всякой шушерой общаться. Олег-то почему не открывает? Ты ему сказал меня не пускать?
ЗЕРНОВ. Что ты гонишь, Серый! Я с утра дома не был. У нас, бухгалтеров, рабочий день длиннее политического, раза в два, а-то и в четыре.
ШВЕЦОВ. Давай, потрещим, пора определяться.
ЗЕРНОВ. Дай хоть руки с улицы помыть.
ШВЕЦОВ. Здесь мой!
ЗЕРНОВ. Здесь не твой, здесь общий.
ШВЕЦОВ. Не понял, что?
ЗЕРНОВ. Холл, говорю, общий. Твой дом там, а мой тут. И я привык к моему мылу. Травы-травы. Подожди полчаса, трудно, что ли.
ШВЕЦОВ. Полчаса руки мыть!?
ЗЕРНОВ. Да нам с тобой их полжизни драить, не отодрать. Олегу-то надо впаять воспитательную порцию. Всё, угомонись. Выпей пока. (Достаёт ключ, отпирает дверь.) Из церкви притаранил?
ШВЕЦОВ. Икону, что ли? Нет, сам купил.
ЗЕРНОВ. Убери из холла.
ШВЕЦОВ. Тебя колбасит от иконы? Надо же, да мы, оказывается, чувствительные… господин Кольбер…
ЗЕРНОВ. Из общего холла, говорю, убери картинку.
ШВЕЦОВ. Да нет проблем, унесу к себе, когда пойду.
ЗЕРНОВ. По бабкам я весь день ещё разок прикидывал. Серый, как хочешь, но ремонт церкви не хиляет.
ШВЕЦОВ. Она должна быть отремонтирована! Или хотя бы начат ремонт. Я обещал! Ты понял?
ЗЕРНОВ. Люди добрые сначала кумекают, потом рот открывают.
ШВЕЦОВ. А я не добрый! Я только добрые дела делаю…
ЗЕРНОВ. Не заводись.
ШВЕЦОВ. Выборы! Выборы, выборы… вникаешь?
ЗЕРНОВ. Когда уже эта выборная хрень кончится.
ШВЕЦОВ. Скоро! Эти – последние! Кто удержится сегодня, тот останется навсегда! И я решил остаться.
ЗЕРНОВ. Всё, угомонись.
ШВЕЦОВ. Тебе-то хреново, что ли, иметь своего мэра?
ЗЕРНОВ. Владей городом хоть с того света, мне-то. Хотя с точки зрения денег, кстати, всё одно, чья задница занимает мэрский стул.
ШВЕЦОВ. Что-что-что!?
ЗЕРНОВ. Выпей пока, мэрин.
ШВЕЦОВ. Ты хочешь сказать, что не я, а ты – хозяин города?
ЗЕРНОВ. Не ты, не я – деньги.
ШВЕЦОВ. А деньгами всей округи кто заведует?
ЗЕРНОВ. Кто на что учился. Болтаешь только.
ШВЕЦОВ. Я не болтаю, я разговариваю, и покуда мирно.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Драмы