* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Драматургия для Вас!, Манекен, ФОТОКАРТОЧКА С НУДИЙСКОГО ПЛЯЖА,

Действие 4
Картина 1

Приезд Петра I на завод Акинфия Демидова в Невьянске

Все тот же мрачный железоделательнй завод Акинфия Демидова. Все огромное, черное, все в копоти, какие-то большие колеса, страшные машины. Рукоятки, рычаги, вентили. Лежат пушечные лафеты, мортиры, свисают цепи, свалены в углу ядра. Две огромные печи. Одна зажжена, другая в резерве. Табличка «РезервЪ».

В цех вбегает Петр I со свитой, размахивая большой тростью, с ним начальник Преображенского приказа страшный князь Федька Ромодановский, горные начальники, секретарь Макаров. С ними вся камарилья в напудренных париках, в кафтанах, все – немцы, смотрят на все через лорнеты. Ромодановский хрустит грецкими орехами – у него блестящие медицинские щипцы. Он ими пользуется и для пыток. Никто не смеет сказать, что это — Петр Первый, так как он ревизует Демидовские заводы инкогнито. Представляется как Мин Херц. Все знают, что он – царь Петр, но он — Мин Херц (в переводе — Сердце Мое). Такая уж прихоть государя. Рядом с Петром секретарь Васька Макаров, он лихо записывает за Петром свежайшие указы.

Петр: Как идет выплавка чугуна? Сколько даете в сутки? (Демидов пытается спиной закрыть неработающую печь, быстро убирает и прячет табличку «РезервЪ»). Вы знаете — страна в опасности, шведы не успокаиваются!! Путь к северным морям будет наш!! (Петр неистов, он одет как простой плотник, похож на корабела-строителя. Он хватает ядра, жонглирует ими. Проходит мимо каких-то вентилей, крутит их, как штурвал корабля, Поднимает лафет пушки. Кидает пушку на плечо, ходит, крутит ею, бросает пушку. Снова крутит вентили – от души. Люди выстроились вряд, никто не смеет сказать. Петр кого-то по пути бьет в морду, бьет еще, его бьют в ответ, вскочив, он хохочет, пьет из жбана квас)
Петр: Хорошо!!!
(Петр идет к столу, кто-то услужливый быстро сбрасывает со стола кружки и лук, мгновенно настилают царю карту. Петр склоняется над ней, тычет в нее рукой).
Петр: Вот здесь мы обеспечим проход в Норвежское море! Вот сюда мы выйдем со своим флотом. Будет реять российский флаг! Над Ревелем, Ригой! Из Архангельска проведем боевые фрегаты. В пятьдеся пушек с борта. А ежели король Французский будет возражать – направим к нему посольство… Поедет с посольством Лександра Меншиков и… (Какой-то дремучий Мужик 1 с бородой и в кожаном фартуке тоже навис над картой, пытается вникнуть в замыслы царя. Фартук – длинный, он перекрывает часть карты. Петр замечает его и обрезает ножницами ему фартук. Ножницы пока не выпускает.)
Петр: Пиши указ. Фартуки мастеровым носить не боле 50 сантиметров. И 5 сантиметров от колена. (Секретарь Макаров быстро за ним записывает). Петр замечает бороду у Мужика1. Обрезает ее.
Петр: Пиши указ. Бороду мастеровым иметь не боле 15 сантиметров. (Петр пощелкивая ножницами, заглядывает мужику ниже пояса, Мужик во избежание непоправимого, быстро отходит)
Петр: На чем я остановился?
Секретарь Макаров: Обеспечим проход в Норвежское море, обрежем бороды до 10 сантиметров.
Петр: Я это говорил?
Секретарь Макаров: Я записал.
Петр: Вот ежели б нам сейчас железа пудов этак с шесть…сот … тысяч, то можно бы и пойти к норвегам. России надо утверждаться, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше, вот смотрите (ищет на карте какую-то точку). В это время мимо Петра пытается проскользнуть какой-то шустрый Мужик 2. Петр не глядя, замечает его.
Петр: Хальт! (Мужик 2 замирает) Цурюк! Обналичься! Фамилия? Это ты меня по морде бил? Да не боись.
(маленький мужичок – Мужик 2 выходит на свет)
Мужик2: Я. .
Петр: Почему?
Мужик2: Ну, типа.. Повысите меня. Должность и звание капитана дадите. Может быть.
Петр (изумленно) А ты как знаешь??
Мужик2: Да на заводе на Тулице так и было. Вы там моего брата ударивши, а потом он вас. По полу вас катал, думал – изуродует, на хер. Ходит по цеху какой-то пес, Мин Хер, везде лезет, всех учит, все крутит, запорол молот, полетели шестерни, на неделю встали, тут брат и не стерпел. Шибко вас прибил. И за это вы его в капралы произвели… Вам понравилось. Молодец, сказали, за казенное добро вступился, таких бы людей нам поболе…Вы как зашли – я сразу понял, Хер-какой-то перед нами. Вас, император, ничо, по морде ешшо бить можно. От этого только польза выходит. А вот нашего приказчика мы как-то пробовали…
Петр: Как звать?
Мужик2: Меня? Лексашкой Докушшиковым.
Петр: В топку его, на хер, в печь, бляжину.
Мужик2: Так что, получается зря я вас по морде бил?
Петр: Наглый, сука. Нет, конечно, не зря. (Дает указание) Брата евонного Митьку Докушшикова, капитана, разжаловать, триста батогов ему, и, если выживет – в кандалы и в Сибирь. Стандартный набор. Суку – сжечь в печи, как сказывал раньше.
Мужик2: Помилуйте, государь, не губите, хоть брата – низАчто!!
Ануфрий: хороший литейщик, такого боле не найдем, не ворует. Пятеро детей у него.
Петр: Еще скажи, что в империи один литейщик? И чо што не ворует, эка невидаль.
Ануфрий: Так это. Тока он один и не ворует. Среди всех. Редкость. Большая.
Петр: А че он не ворует?
Ануфрий: Ну, железо не ворует, дрова не ворует. Запчасти разные не ворует. Да вы сами спросите.
Петр: Ты почему не воруешь, а?
Мужик2: Не успеваю. Работы много по литейной части. Тока соберусь – уже взяли. Да и жалко с Расеи брать. Последнее. А работы , Мин Херц, много. Вон – давече выброс по чугуну из-за плохой руды пошел. Митька сунул мокрый лом под пяток, а мокрый нельзя. Сразу взрыв. Митька сам и ешшо десять человек полегло, царство небесное. Ну ничего. Ешшо люди есть. Рассея. Печь чуть не запороли, три дни выправляли. Много работы. Есть ешшо люди, есть, Петр Алексеевич, пользуйтесь. .
Петр: Ты, Лексашка, гляди. Запорешь печь – к Ромодановскому и на дыбу тебя. Стандартный набор…Работы, говоришь, много? Это хорошо!!! А ты — не жалуйся. Леток-то поправили? Заслонки в норме? Руда – не с Колыванского месторождения? Там рядом, говорят, медь Демидов нашел, с Алтая. Скрывает.
Акинфий Демидов: Да херовая медь, Мин Херц. Дешевка. Много тока ее – это главное отличие. Пока везем – в цене такая же и окажется.
Петр: как это дешевка? А мне письменно докладывали – в ней золота и серебра примеси большие.
Акинфий Демидов: Так я о чем и говорю. Там золота и серебра – полно. Об этом и говорю. Мы же для царицы саркофаг сделали… Ну, не ей, а для нее. Для ее святых мощей, то есть. В общем. Маленький ковчежец для святых мощей Николая Заозерского. Серебро с примесью золота. Красота неимоверная. Што ты. Мощи там лежат – не нарадуются. Мои умельцы сработали. С Невьянска. Голандцы не могут, немцы, простите, господа, тоже. А наши – пожалуйста.
Петр: Вот! Я же говорил, наши умельцы перед кем хошь выстоят. (Немцы в париках из свиты, что-то обсуждают меж собой по не-нашему, поглядывают через лорнет на происходящее)
Петр: Какие еще проблемы? (Зашедшие с ним иностранцы с лорнетами и в кудрявых париках пожимают плечами: а им-то откуда знать?)
Петр: (спрашивают мастеровых) Есть ешшо проблемы? (Мастеровые не знают, в чем проблема, что сказать, и стоит ли говорить, но потом на всякий случай говорят). Что совсем нет проблем? Скрываете?
Мужик3: Ну, Петр Лексеич, Мин Хер, Леток у плавильной печи постоянно сваливается, и приходится останавливать выплавку, а потом зажигать печь – огромная потеря времени… Не знаем, как и решить..
Петр подскакивает к летку плавильного котла: Сколько печь дает железа в сутки?
Мужик3: Так ведь это…250 пудов.
Петр: -Мало! Какова скорость плавки?
Мужик2: шестьдесят за три часа. Если все на мази, и не украли дрова.
Петр: Почему так мало?
Человек: Так ведь природе не прикажешь. Она – не баба. скока может, стока и дает. Природа.
Петр: А мы с природой по-другому поговорим. (Петр подставляет под накренившийся леток свою большую трость, которую уже не нашел куда приклонить, леток выправляется, стоит едва. Петр смотрит с хитринкой)
Петр: А если так? Скока тогда даст?
Люди не знают, что и сказать, кто-то пытается довести: так ведь от этого же независит, но его толкают под локоть: молчи! С некоторым сомнением Мужик3 говорит:
Мужик3 Ну, тогда ведь совсем другое дело. Это – ого-го! Тут уж другое дело совсем. Это вам не ране! Тут – не сравнить! Можно я вам скажу, только не обижайтесь, Мин Херц… Вы – гениус!
Петр: так скока?
Степаныч: Так ведь тут и все триста…. Триста пятьдесят пудов может выдать…
Петр: Во!!! А ты говоришь – 250. Петр смотрит торжествующе. Все понимающе кивают головами: какое простое и блестящее решение!!!
Петр: Учитесь!!! (Петр сегодня в ударе. Кто-то пытается проскользнуть мимо, уйти с глаз подальше.)
Петр: Хальт! Цурюк! Ты кто?
Ануфрий: Разрешите представить. Перед вами Степаныч. Он сделал скорострельну многоразову пищаль, убивает шведов на расстоянии в десять верст. Ракеты летят по прямой и поражают участок в десять гектаров. Три озимых поля – на хер. А чо со шведами будет – представить страшно.
Степаныч: (шипит) Молчи, сука, убью….
Петр: Покажешь?
Степыныч: Так это, на доработке она ишшо. Несовершенная конструкция. Пока ешшо никакая.
Петр: У агличан есть?
Степаныч: (обрадованно) Нету!
Петр: У французов?
Степаныч: (счастливо) Нет!
Петр: У немцев, романцев, испанцев?
Степаныч: Нету.
Петр: А мы, значит, умнее их?
Степаныч: (радостно) Да никогда!
Петр: Вот и хорошо. Показывай. Многострельную многоразовую пищаль.
Степаныч: Так это.. Нету ее пока.
Петр: Царя обманываешь.
Степаныч: Не губи, Петр Алексеевич, сделаем!
Петр: Две недели сроку… Три озимых поля накроешь. Не сделаешь – пойдешь к Ромодановскому. Объяснишь, почему не смог.
Степаныч: Все в лучшем виде!

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления