* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ДВЕ ДВЕРИ, ТЕАТР АКТРИСЫ, Территория мусора,

МЕДЕЯ. Отлично, к нам в гости острослов, да с голосом. Повеселимся.
ЯСОН. Чего?
МЕДЕЯ. Как звать тебя?
ЯСОН. Кого?
МЕДЕЯ. Апсирт, задавай вопросы ты, мои, похоже, мудрены.
АПСИРТ. Представиться бы надо, мореход.
ЯСОН. Ясон.
МЕДЕЯ. Ты — сон?
ЯСОН. Не понял?
МЕДЕЯ. Ну, ты сказал: я — сон, о себе, про себя я такого сказать не могу, значит, обращаясь к тебе, я так понимаю, должен сказать: Тысон?
ЯСОН. Да нет же, буквально Ясон! Ясон! Ясон. Ясон!!!
АПСИРТ. Ты поняла, Медея? Он – сон, причём неоднократно.
МЕДЕЯ. Я знаю, кто ты, капитан. Дальше, дальше.
ЯСОН. Принцесса колхов хотя бы обернётся к гостю?
МЕДЕЯ. Зачем?
ЯСОН. Я – гость, однако!
АПСИРТ. Ясон, Ягость… он – сон, он – гость… однако.
ЯСОН. Молчать, щенок!
АПСИРТ. Я – принц!
МЕДЕЯ. Замри, Апсирт!

Входит Ээт.

ЭЭТ. И ты замри, Медея! Твой дар возьми в ладонь, увидь Ясона!
МЕДЕЯ. Вот ты каков, Ясон!
ЭЭТ. Я вас оставил. (Уходит.)
МЕДЕЯ. Будь выше чувств, наперекор судьбе, будь счастлива, Медея!
ЯСОН. Ясон, не паникуй. Сказано оракулом: Медея – твоя, так и будет.
МЕДЕЯ. Чаруй, мой дар! Ответь, герой, ты сможешь полюбить Медею?
ЯСОН. Юнона! О чём ты, боль моя, не знаю никакой Медеи. Юнона, ты – со мной, и мне уже не страшно, с твоими покровами я – вновь герой!
МЕДЕЯ. А что же – Золотое Руно?
ЯСОН. Если бы кто вразумил, зачем оно мне, но оно мне нужно. Что за допрос? Я выбрал ремесло героя, ты ремесло богини, оба мы, в согласии, выбрали обоюдную любовь… в чём дело? Приди, Юнона, сейчас же, как всегда, как прежде… как тогда, в последний раз. Я помню всё – до островка, до малой заводи, кружение в водовороте ночи с богиней из богинь!
МЕДЕЯ. Я не Юнона. Гляди, кто я!
ЯСОН. Кто ты?
МЕДЕЯ. Вот я, Медея.
ЯСОН. Не может быть!
МЕДЕЯ. Вот руки… мои.
ЯСОН. Вот руки… мои!
МЕДЕЯ. Осторожнее, милый, они переплетутся, вовеки не расплести.
ЯСОН. А мы не станем расплетать!
МЕДЕЯ. Руками можешь представлять театр теней? Гляди: собака.
ЯСОН. А вот и заяц! Спешит охотник за добычей…
МЕДЕЯ. Добыча рада стать добычей. А если нам орла представить в четыре трепетных руки? И воспарим в кавказские высоты. Мы улетаем! Мы летим!
ЯСОН. И я лечу?
МЕДЕЯ. Вот, между безымянным пальцем и мизинцем правой кисти…
ЯСОН. А, родинка.
МЕДЕЯ. Не родинка, а родина моя! Здесь родилась, взросла и расцвела Медея, бывшая принцесса, волшебница когда-то, дочь, сестра, отброшенный ломоть Колхиды. Я поцелую родину мою, и присягну на верность. Когда склонюсь, вонзи кинжал мне в шею, чтоб неповадно было предавать и красть!
ЯСОН. Берёшь меня в мужья?
МЕДЕЯ. Куда там, в жёны отдаюсь.

Входит Ээт.

ЭЭТ. Свершилось! Живи, как сможешь, дочь моя. (Уходит.)
МЕДЕЯ. Апсирт!
АПСИРТ. Я спать хочу. Но я останусь.
ЯСОН. Волшебная Медея!
МЕДЕЯ. Что, Ясон?
ЯСОН. Я готов объяснить, зачем я здесь, только обернись.
МЕДЕЯ. Ясон, ты для меня не новость. Для меня нет в мире новостей, одни известия. Оставь меня, моряк.
ЯСОН. Нам надо встретиться глазами, я точно знаю!
МЕДЕЯ. Довольно, у меня дела. Прощай.
ЯСОН. Волшебная Медея… мы встретимся. (Уходит.)
АПСИРТ. Уполз, как вшивый пёс, прибитый камнем… камнем!
МЕДЕЯ. Мне надо приготовиться к мистерии.
АПСИРТ. Ты справилась с собой, великая Медея! Не обернулась: ни повода, ни поводка для торжества самца Ясона. С такой семьёй, как у меня, мне нечего бояться. Пророчеству не верю, ты выше всех и вся. Но не гони меня, мне жутко! Я несмышлёныш, я малыш.
МЕДЕЯ. Мой милый брат, родной мой человечек, а как же я теперь боюсь!
АПСИРТ. Ты умеешь плакать!
МЕДЕЯ. Иди себе куда-нибудь, Апсирт, ты мне мешаешь быть женщиной, исчезни от греха! Лютует смерч в мозгу… я за себя… за нас не отвечаю.
АПСИРТ. Смерч есть природа, и возникает ниоткуда и исчезает в никуда. Пусть исчезал бы, возникал бы, но обходился без невинных жертв.
МЕДЕЯ. Невинных жертв в природе не бывает.
АПСИРТ. Так объясни, за что я должен быть убитым?
МЕДЕЯ. Вспоминай, что вспомнится, в беспамятстве найдёшь свою вину и не одну, в прошедших воплощениях.
АПСИРТ. Как я узнаю, что есть вина, а что беда?
МЕДЕЯ. Укажет стыд.
АПСИРТ. Посредством покраснения небритых щёк?
МЕДЕЯ. Мне больно думать, говорить невмоготу. Уйди.
АПСИРТ. Я даже не подозревал, насколько раб — свободный человек.
МЕДЕЯ. Настолько, насколько раб свободен. Уйди, сказала!
АПСИРТ. Ты лучше брата, но государем станет брат, традиция. И в том виновен я? Прошу, Медея, не полюби Ясона! Пожалуйста… не надо. Ушёл, ушёл… теперь ушёл. (Уходит.)
МЕДЕЯ. Кто роется в моём мозгу! Скрип, треск, шум… кто смеет женщину обидеть, ей больно. Мне надо вспомнить что-то. Кого-то, кто здесь был. Когда-то. Отошедшего. Куда-то. И что здесь? Где я? Кто я? Кто? Я! Мерзкий шорох, как будто трепет крыльев? Здесь всё – тьма. Откуда взяться птице в каземате? Здесь был надсмотрщик. Или палач соразмерял топор и шею, он примерялся женщину четвертовать, вот руки… Руки! Пальцы… родинка! Конечно, родинка! Вспомнила: моряк! Итак, я в трюме корабля. Вот, отчего меня качает, едва стою, но равновесие держу. И шелестели всё же крылья! Конечно, чайка, вот она! Зачем ты, мусорщица, бьёшься о стекло? Ко мне? И что желаешь? Ага! Договорились. Но просьба: зачни тризну с мозга. Я сама открою тебе череп мой и сама себе в свои ладони солью глаза свои, ты сможешь запивать моими слезами мои мысли, какая трапеза! Богам, гурманам, в пику! Тебе – изысканное блюдо, и мне – свобода от ума. Кто мой хозяин? Я вспомню. Он – мой сон… он сон. Влети, посланница волны, я вся – добыча! А самоцвет? Не торопи! Он простудился — ум, сквозняки гуляют в черепах, такая нынче скверная погода в мире, отец. Отец? Отец! И камень! Какая связь? Мне хорошо стоять на якоре, меня не манит море, любящий отец оставил бы в покое дочь, в заветной бухте, пусть-де покачивается малой лодочкой томных дум. Я женщина, мне муж даст имя! Зачем открыла я закрытое окно? Чайка! Я должна видеть мусорную птицу, она обещала мне вычистить череп! Невыносимо. Вот камень! Зеркало? Я погляжусь, как женщина, и только, ладно, папа? Но это амальгама, на обороте та же муть. Омыть в вине. Кувшин – погребальная урна для раздавленного винограда, человек давил его ногами, придавливал камнями, после – в погреб. Ступай на дно вина, кристалл, и возвращайся с Богом, глаза твои ты освежи, не протирая, увидь и вспомни мне меня… довольно ждать! Его зовут Ясон. Меня зовут Медея. Отец – Ээт, а матерь мне – Геката! Мой брат – наследный принц Апсирт. «Арго» – у пирса, пристал за Золотым Руном. И всё вокруг – Колхида! Иллюзии иллюзии, так просто. Прощай, туман счастливый, теперь я вновь при памяти, а главное, в уме.

ЭПИЗОД 3. Тронный зал. Здесь Ээт и Апсирт.

АПСИРТ. Безобразие, принцессе не являться вовремя! Жителю правящего дома должно быть стыдно заставлять себя ждать.
ЭЭТ. Ты ждёшь сестру, как любовник, прежде подобного я не наблюдал.
АПСИРТ. Медея где? Сейчас, возможно, она поцелуем скрепила план похищения Золотого Руна и бегства на «Арго», с которого, как нам известно, за борт будет сброшено частями тело. Не вспомнишь ли, кого разрубят на куски и в море вышвырнут? И я запамятовал. Ба! Уж не меня ли? Конечно же, меня.
ЭЭТ. Меня заботит, твой трепет в ожидании Медеи. Не ворожба ли? Принеси мне из моих покоев мой перстень, он в кожаном футляре.
АПСИРТ. Сестра пришла! Мы оба извелись.

Входит Медея.

МЕДЕЯ. Прошу простить мне опоздание.
ЭЭТ. Всё к посвящению готово. Люблю мистерии, они так редки.
АПСИРТ. А после праздничный банкет!
МЕДЕЯ. Обряд уже свершён: мы полюбили. Но ужин не помешает всем. Мы любим, он меня, а я его. О чём молчим, мужи Колхиды? Мудрость мужчины в молчании? Царь так выразителен в немоте, как рёв толпы. Он первый муж Колхиды, и долгая пауза, согласно формуле, свидетельствует, что сей муж мудрее мудрых. Так и есть. А Медея дура? Но мудрость женщины в сердечности! Я счастлива. Мне хорошо. По-бабьи. От дара отрекаюсь! Вот изумруд, он мне не нужен. Отрекшись, я становлюсь простолюдинкой, не так ли? Лишаюсь ума и памяти. Таким образом, могучая, в прошлом, Медея и её возлюбленный не смогут осилить назначенные испытания. Золотое Руно останется в Колхиде, все живы, головы на шеях, династия на троне. Ээт, возьми моё имя и скорми его чайкам, я не нуждаюсь в имени. Когда умру, позволь Гекате, матери моей, посетить мой склеп или куда ты там зароешь, сожжёшь, утопишь моё туловище. Я – женщина, поздравьте меня с назначением, мою мистерию я прошла.
АПСИРТ. Самец Ясон сильней тебя, отец, вот, кто колдун из колдунов, всем магам маг! Беда. Беда. Беда.
МЕДЕЯ. Что за беда? Теперь не будет лютой смерти, ты не обязан жертвовать свободой, живи, как можется и, может быть, ты станешь человеком. Ты свободен от чар! Прощайте.
ЭЭТ. Изумруд! Отрекшись, дар отдай.
МЕДЕЯ. Конечно, камень на груди – не украшение, но якорь.
АПСИРТ. Медея! Я – мужчина, кавказец, принц! Я жалости ко мне не потерплю, а жертва женщины мужчине – оскорбление!
МЕДЕЯ. Апсирт, стань светлым властелином и гордостью Колхиды.
ЭЭТ. Отрекшись, дар отдай. Изумруд мне!
АПСИРТ. Государь, очнись!
МЕДЕЯ. В истории с «Арго» была интрига, которую я разгадала. Огласка — ни к чему. Я, к счастью, всё забуду. Прощай, мой самоцвет, ты есть, Медеи больше нет. Государь не примет из моих рук в руки свои дар мой, что означит собственноручное благословение дочери на неприкаянность, а это — величайший грех. Возьмёшь ли камень ты, мой принц?
АПСИРТ. Твой дар, он твой, Медея.
МЕДЕЯ. Я на пол изумруд кладу. Прощайте, родичи. (Уходит.)
АПСИРТ. Отец! Она ушла!
ЭЭТ. Я выиграл, Геката! Ты слышишь, ведьма? Я победил тебя! Медея от дара отреклась и — добровольно! Соблюдены условия дуэли, не так ли? Не спорь, Геката, с человеком, я не с Олимпа, там тебя боятся, не здесь. Радуйся, Апсирт, сегодня, а счастлив будешь ты всегда. Я отомстил, я победил, а ты мне сын и значит, тоже победитель. Возьми мой перстень и талисман Медеи, вложи в футляры и отнеси в мои покои, сложи на полку.
АПСИРТ. Опасность разве миновала?

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Драмы