* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: ДОБРАЯ МЕСТЬ, РАСПУТНАЯ СЕМЕЙКА, ПОД ЗВОН МЕЧЕЙ,

1997, 2006 г.

Василий Лоза

русский водевиль в 2-х действиях

место действия: провинциальный городок
время действия: наши дни

действующие лица:

ЛАРИОН – младший брат, 18 лет
КИРИЛЛ – средний брат, 25 лет
ПЁТР – старший брат, 27 лет

БЕЛЛА – бывшая жена Кирилла
ВАЛЕНТИНА – жена Петра

КЛЁПА – невеста, 30 лет
ВЕРА – её младшая сестра, 17 лет

ЧЕЧЁТКИНА – подруга Клёпы
КЫН – оперная дива, 24 года

Действие 1.
КАРТИНА 1. «Чёрный кабинет» — комната в дачном домике.
СЦЕНА 1. Пётр и Валентина, оба обуты в валенки, одеты в телогрейки и тёплые шаровары.
(Пётр и Валентина поют о том, что с милым и в шалаше рай, если даже рай – это всего лишь клочок земли, возделанный двумя влюблёнными друг в друга грешниками, проживающими в аду.)
Входит Белла, одетая ярко и безвкусно в якобы рабоче-крестьянскую одежду для работы в огороде.
ВАЛЕНТИНА. В собственном доме нет покоя. И ходят, и ходят…
БЕЛЛА. Спасибо за картошку, хозяева.
ВАЛЕНТИНА. Яму закрыли?
БЕЛЛА. Всё чин-чинарём, Валя.
ВАЛЕНТИНА. Проверю.
БЕЛЛА. Кто сомневался бы. Ну, поехала я? (После паузы.) Что-то передать Лариончику? Пришли бы в гости, то есть приехали, конечно. Дать денег на автобус? (После паузы.) Гордые. Гордыня от ума идёт, — так моя прабабка говорила. А умные на сегодняшний день все носом землю роют. Мы ведь могли бы и в магазине картошку купить, но на своём, проверенном дерьме оно всегда вкуснее.
ВАЛЕНТИНА. Тебя грузчики заждались.
БЕЛЛА. Их проблемы. Молчишь, Пётр. А ведь я вас вроде не обижала. Сами себя сделали, как дети, а виноваты все вокруг. Предупреждала же, не лезь в бизнес. Так он ещё и квартиру заложил! Времена в России всегда одинаковые, хоть при князях, хоть при грязях: не мозги и законы правят нами, а связи.
ВАЛЕНТИНА. Зато теперь есть, кому для вас носом землю рыть.
БЕЛЛА. Молчит ведь! Ты ему с голодухи язык что ли откусила, Валь?
ВАЛЕНТИНА. Всё, кати отсюда.
БЕЛЛА. На днях, Ларион к тебе приехать собрался. За благословением. Женю я его. А что? Выгодная женитьба – единственный выход для сегодняшней молодёжи, если папка с мамкой не воры и не в законе.
ВАЛЕНТИНА. На ком?
БЕЛЛА. А этот даже не дёрнулся! Скажу, не люблю темнить. Есть такая девка, зовут Верка, фамилия Хитлер. Ей всего восемнадцать лет, а она при таких капиталах сидит, которые захочешь перевести, не выйдет. Капиталы её – не деньги, а связи, что остались от родителей. Сама шустрая, с башкой! Так у неё сестра есть. Дура от природы. Тридцатилетняя девица. Благословишь, Пётр?
ВАЛЕНТИНА. На кого: на умную или дуру?
БЕЛЛА. Глупый вопрос, кто при здравом уме возьмёт вашего Лариона? А ведь ему армия светит, весной. А до весны февраль остался. Так что, не мудри тут особо, разреши младшенькому устроить свою судьбу без твоих умозаключений. Да и мне не порть жизнь. В конце концов, за Ларионом я хожу, а не вы.
Входит Кирилл, в зимней одежде, без шапки.
КИРИЛЛ. Привет, я за картошкой. О! И ты, сучка, тут-ка как тут-ка. Здорово, бывшая…
БЕЛЛА. Счастливо оставаться. (Уходит.)
КИРИЛЛ. Слыхали, она вернула свою девичью фамилию. Ненормальная, нашу славную фамилию Пипуныровых променять на Шконкину! Дикость. Брат, как насчёт сугреву?
ВАЛЕНТИНА. Лезь в яму, и не пыли. Твоя картошка слева, нашу не возьми. Я проверю! Заставлю обратно высыпать, понял?
Пётр поднялся, отошёл, взял фотоальбом, листает.
КИРИЛЛ. Понял.
ВАЛЕНТИНА. Что ты понял?
КИРИЛЛ. Что ты проверишь, а Петька молчит, значит, согласен, что замёрз. Соответственно, гуляем! Я скоренько. (Уходит.)
ВАЛЕНТИНА. Никаких пьянок! Петя, ты меня понял? Что ты? (Взяла фотографию, которую протянул ей Пётр.) О, Господи! Зачем ты мне суёшь эту натуральную порнографию? Да, впечатляет, но мне-то, что? (Пристально глядит на Петра, который широко улыбнулся.) Петька, ты что-то придумал? Опять авантюра!? Объясни немедленно!
Петр пожал плечами, почесал затылок, снова улыбнулся и поднял большие пальцы обеих рук вверх.

Картина 2. Квартира жениха в деревянном коммунальном доме.
СЦЕНА 2. Большая комната. Обстановка пошлая, от того, что много всего и всё – пыль в глаза. Белла, едва ли не в бикини, занимается уборкой квартиры. Ларион в халате восседает на диване.
(Белла поёт песню о том, что на свете придумано только два спасения от бедности – женитьба и замужество.)
ЛАРИОН (идёт к столу, священнодействует над телефонным аппаратом, в трубку). Ало? Да, так вот. Что? Прежде, чем я задам вам вопрос, дама, хочу расслышать от вас вразумительный ответ. (Кладёт трубку, набирает номер.) Трубку бросать! (В трубку.) Ало? Что значит: «семнадцать»? Где предыдущий номер? Мы с ним не договорили. Что? Да, «справочная двадцать», у меня есть законный вопрос, но я хочу расслышать толковый ответ на предыдущий. (Кладёт трубку, набирает номер.) Опять трубку бросать. Нет уж, дамочки дорогие, я вас научу, что клиент всегда прав. (В трубку.) Ало? Двадцать пять!? Нельзя ли не меняться, дамочки? Не успеваешь наладить психологическую совместимость с одним номером, как уже другой на провод повесился. Что? Да, это я, Пипуныров — моя фамилия, а как узнали? Интересовались? Приятно. Кто? Кто! Я? (Кладёт трубку.) Телефонная шпана. Да такого обзывательства в природе нет. Чего говорят, сами не понимают.
БЕЛЛА (натыкается на Лариона). Ларион Кондратьевич, мешаете прибираться. Одевались бы, между прочим, — время.
ЛАРИОН. Белла, не пыли. Не-то, как распушу ненароком. (Набирает номер.) Ало? Да, я, Пипуныров. Немедленно сообщите мне, как номер телефона вашего непосредственного начальства! За тем, что на дворе демократия, и кушать станет нечего, если вас непосредственно уволят за хамство, в отношении клиентуры. Что? Да, я. Кто? Как! (Кладёт трубку.) Ух, ты! Во, завернула…
БЕЛЛА. Одевались бы! Свадьба у вас, — небось, не шишками швыряться.
ЛАРИОН. Не мешать мне восторгаться русской разговорной речью!
БЕЛЛА. Надо было тратить тысячи денег, чтоб поставить телефон в халупе и портить себе настроение с утра, и людям. Добавили бы пару сотенок, да и купили бы себе благоустроенную квартиру. Всё аккуратнее прибираться. Халат придерживайте или хоть нижнее бельё носите, что ли… я ж тоже человек, женщина даже, как никак.
ЛАРИОН. Тебе, разве, не понять, что значит иметь телефон в нашем старом, прогнившем от болотной тоски, доме? Я, Пипуныров Илларион Кондратьевич, родом из резиновых сапог и телогрейки… всего лишь к восемнадцати годам проживания… здесь, где во всех квартирах проживают клопы, алкаши и кошки… установил свой личный квартирный телефон! (Набирает номер.) Ало? Как, «тринадцать»? Сколько вас там, пронумерованных? Может, и номера на спине нашиты, как у спортсменов? Кто? Как! (Кладёт трубку.) Нет, голубы мои, я вас научу вежливости служебных обязанностей, затерроризирую! В понедельник, с утра иду в контору АТС. Наглые, невежливые, никого не боятся. Живут и работают, как в проклятом авторитарном прошлом.
БЕЛЛА. Много ты знаешь о тех временах, сопляк… критикан.
ЛАРИОН. Ты тут мне ещё… Вот такие вы и есть, люди вчерашнего дня, работают в сервисном обслуживании, и ещё разговаривают. Да не была бы ты мне старой знакомой родственницей, я бы тебя… ты бы у меня… язык не распускала бы! Такая невоспитанная наглость.
БЕЛЛА. Как использовать сексуально, я – женщина, а как общаться на равных, так знакомая, да ещё же и старая! Ты поглядись в зеркало. Ну, и кто без твёрдых гарантий безопасности, клюнет добровольно на данное изображение, да ещё же и бесплатно, как я?
ЛАРИОН. О… какие речи мне слышны. Поберегись, не-то уволю сдуру.
(Ларион поёт о том, что в мужчине важнее лица внутреннее содержание.)
БЕЛЛА. Уволит он, безрукий. Кто за тобой ухаживать тогда будет.
ЛАРИОН. Куплю!
БЕЛЛА. На какие шиши?
ЛАРИОН. На те самые, на которых ты меня женишь. Ещё вопросы? Не-то мне надо нарядиться и обязательно дозвониться в «справочную».
БЕЛЛА. Что ты хочешь от «справочной»?
ЛАРИОН. Где мои галстуки?
БЕЛЛА. Что ты хочешь от «справочной»?
ЛАРИОН. Где мои галстуки?
БЕЛЛА. Сначала трусы надень! Потом решим проблему с галстуком.
ЛАРИОН. Какой красивый у меня телефон… надо позвонить.
БЕЛЛА. Куда?
ЛАРИОН. В «справочную». Куда мне ещё звонить? Больше некуда.
БЕЛЛА. Что ты хочешь от «справочной»?
ЛАРИОН. Я хотел узнать погоду. Нельзя, что ли, позвонить про прогноз?
БЕЛЛА. Погоду выдают в метеорологической службе, дикобраз. При чём здесь «справочная»?
ЛАРИОН. Но я же должен узнать номер метеорологической службы где-то. Вот и звоню в «справочную».
БЕЛЛА. Откуда ты взял номер «справочной»?
ЛАРИОН. Как откуда, бестолочь? Из телефонной книжки.
БЕЛЛА. А ты не можешь взять оттуда же номер метеопрогноза?
ЛАРИОН. Не загоняй меня в угол! Загнанный олень может и стаю волков зашибить.
БЕЛЛА. Олень с рогами?
ЛАРИОН. С копытами! (Идёт к спальне.) Никто не звонит, Белла, понимаешь? Неделю, как установили аппарат, а я не знаю даже голоса собственного телефона. Пойду одеться. (На пороге.) Женюсь на богатой буратине, тогда мне сразу весь город звонить станет.
БЕЛЛА (в сторону). Скорее, женишься на тортилле.
ЛАРИОН. Коллеги по детскому саду вспомнят. (Уходит в спальню.)
Звонит телефон.
БЕЛЛА. Телефон!
ГОЛОС ЛАРИОНА. Трубку хватай, Белла, гадюка, я ж не успеваю!
БЕЛЛА (по телефону). Алё? Да, проживает. Кто? Конечно! Здесь он, вот!
Входит из спальни Ларион.
ЛАРИОН. Кто?
БЕЛЛА (протягивает трубку). Ужас… на!
ЛАРИОН (по телефону). Да? Ой. Да? Ой. Да! Ой. Жду. А… ой. Да. (Кладёт трубку.)
БЕЛЛА. Ну?
ЛАРИОН. Сказали, в течение дня ждите звонка.
БЕЛЛА. От мэра! Лично!
ЛАРИОН. В любой момент!
БЕЛЛА. Вы с ним знакомы, Ларион Кондратьевич?
ЛАРИОН. В телевизоре видел. (Идёт в спальню.) А ты говоришь: трусы, галстук, женщина! Одеваться… в любой момент… галстук! (Уходит в спальню.)
БЕЛЛА. Сейчас-сейчас! Чудеса… с чего бы такой звонок?
Входит с улицы Кирилл.
(Кирилл поёт о том, что бывших жён и любовниц не бывает, а случаются только лишь возрастные природные препятствия.)
БЕЛЛА. Кирилл!
КИРИЛЛ. Белла!
БЕЛЛА. Чего орёшь!
КИРИЛЛ. Это восторг при виде тебя, коза дранная.

азартные игровые автоматы онлайн бесплатно, а так же без регистрации.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления