* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Территория мусора, Вальс — бостон, ЗОЛОТАЯ ПЫЛЬ,

МУЖЧИНА. Прости, дорогой, я наврал сначала что-то, чтоб войти, посмотреть на тебя, узнать, что ты за человек, как тебя воспитали, не хамом ли, не мог же я бухнуть с порога, что я твой отец, так? У нас с мамой была только одна встреча, один раз, одна ночь, — нет, вру, это было днём и всего два часа мы были вместе, выпили ещё водки чекушку, помню, так вот — но этого хватило, чтобы моё вошло в неё и оплодотворилось и родился бы, появился бы на белый свет ты, ты, красавец мой, сыночек мой, ты весь в папу! Подойди к зеркалу, посмотри – улыбка, глаза, брови, губы – всё моё, моё! Она запретила мне видеться с тобой, общаться с тобой, воспитывать тебя, всё из-за твоих родственников, о, если бы ты знал, как я мучался, как мучался, что не могу быть рядом с тобой, с моим продолжением на этой земле! Но теперь ее нет, твоей мамы, и нет препятствий к нашему воссоединению! Я решил! Я перееду сюда, к тебе, мы будем рядом, я буду в той комнатке, мне хватит места, у тебя много комнат, я буду воспитывать тебя, мы будем любить друг друга и у нас всё будет хорошо в будущем. Договорились? Договорились. Спасибо. Я буду тут жить. Этот замечательный диван – на нём я буду сидеть вечерами и читать газеты, и … и … щелкать семечки! (Смеётся). Можно считать, что я уже переехал. У меня вещей-то нету, сыночка, вот, всё в портфельчике умещается, а мне больше и не надо. Знаешь, многие люди, погуляв по свету, возвращаются домой, на родину и говорят: «Я приехал сюда умирать!» А я – нет. Я приехал сюда жить, жить, о, теперь я сто, двести, триста лет проживу, вечность! Какой диван роскошный, мягкий!
МОЛЧАНИЕ.
ПАРЕНЬ. Значит, жить?
МУЖЧИНА. Не отказывайся, не отказывайся! Ты не знаешь, какой глубокий у тебя отец! Я помогу тебе вырастить внуков, буду с ними гулять, ну и прочее. Я очень добрый. Только слезливый – плачу. Думаю о нашей Родине России и всё время плачу. Расскажу тебе вот. Недавно я был в филармонии, слушал какой-то концерт. Оркестр играл так замечательно и это чувствовали все – и в зале, и на сцене. Я сидел, раскрыв глаза, слезы лились у меня потоком – да что за пошлость, почему я выговорить не умею?! – я от счастья плакал и вдруг я увидел, что в какой-то паузе скрипачка, кажется – третья скрипка, молодая девчонка, — она вдруг, перед тем, как перевернуть ноты, улыбнулась, только на мгновение отвлеклась, да, на мгновение! – и какая радость у нее была на лице! Как зажглось это лицо, засияло внутренним светом, это было только на секунду, и тут же, вовремя, успев сосредоточиться …
Холодильник с грохотом выключился, Мужчина вздрогнул.
Да чтоб ты провалился, пугает как, а?! Ну так вот. И, успев сосредоточиться, она вместе со всеми ударила смычком по струнам, и всё пошло, поехало, полилось дальше! И это была секунда, когда я понял, что такое радость творчества, радость, когда ты творишь, когда у тебя что-то получается, и ты улыбаешься этому, смеёшься от счастья, в душе ликует всё! Как у Чехова в «Студенте», он улыбался от того, что ниточка протянулась, помнишь великого русского писателя, певца русских сумерек? Да, ниточка! Она протянулась от той скрипачки ко мне!
МОЛЧАНИЕ.
Или вот – почему все хозяева собак похожи на своих собак и наоборот? Обрати внимание – все до одного, лицо в морду, мордой в лицо! Похожи! У тебя нет животных? Ну, конечно – тут столько кожаной мебели, правильно, я тоже не люблю их. Знаешь, какие запахи я люблю? Запах свежемолотого кофе, запах гвоздики, запах бензина, запах свежескошенной травы, запах конфетной фабрики, свежего хлеба, запах чистого белья. У вас в квартире при ремонте, кажется, что-то с чем-то смешали в побелке и какой-то странный запах, неприятный. Не важно. Ты видишь, сынок, какой я глубокий, тонкий? Я могу рассказать тебе сотню таких историй, хочешь?
ПАРЕНЬ. Нет.
МУЖЧИНА. Ты не веришь, не веришь, не веришь, что я твой отец! О, горе моим седым волосам!
ПАРЕНЬ (смеётся). Тихо, тихо, ну не надо такого индийского кина, завываний. Вы кто? Вы что и как доказать мне сможете? От вас как-то так пахнет, у вас дом вообще-то есть? Вы бомж, нет?
МУЖЧИНА. Ай, ай, Аполлончик, сынок – родителей не выбирают, нельзя так говорить о родном папочке …
ПАРЕНЬ. Да с чего я должен верить, что вы мой родной папочка? Тут не Индия и не бразильский телесериал, с чего? Тут Россия.
МУЖЧИНА. Вот это мне нравится, что ты понимаешь, на какой почве ты стоишь, что тут – Россия, наша великая держава!
ПАРЕНЬ. Нет, нет, всё, хватит – одна история за другой, у меня голова кругом идёт и всё без доказательств. Что вам надо? Что за чушь? Мне дико всё смешно, слушайте, дорогой? (Хохочет).
МУЖЧИНА. Сделаем анализ крови! Твой и мой! Сегодня в России медицина на очень высоком уровне, она тебе докажет, что я – это я, докажет! Всё сойдётся! Я лягу тут, на диванчике, пока в моей комнатке там будет делаться ремонт, лягу тут и поживу так, да, здесь, тут и портрет мамочки твоей, нашей — рядышком будет, рядом со мной, вот и хорошо! Неделю, пока ремонт и пока анализ крови делается, я буду тут, буду вымаливать у неё прощение, что рассказал эту тайну тебе, но это надо было, мой мальчик, как ты понимаешь, обязательно нужно, чтобы была правда, мы русские люди! Ты же не выгонишь родного отца из дома, нет, не выгонишь? Ну и молодец, Аполлончик. Имя, конечно, она придумала дурацкое, какое-то собачье, зачем, зачем?! Я же не смогу ночевать в гостинице или, еще чего хуже, на вокзале, если в это городе у меня родной сын живет, мой Бог Красоты, да, сынок? Я бы съел чего, если можно, нет? Срежиссируй мне покушать? А то ты сам не ам и другим не дам, да? (Пауза, хохочет). Шутка. Я сам, я же дома. Извини, я загляну в этот чертов холодильник, что меня так пугает. Знаешь, есть такая замечательная поговорка у русского народа: «Тебе чаю с маком или с таком?». То есть, если «с таком», то просто так, без ничего, а мне бы вот «с маком», то есть, чайку бы с дороги с чем-нибудь, с колбаской, да? (Смеётся, пауза). И я буду ходить в обуви в своей, прости, но я не могу ходить в чужих тапочках – под каждой крышей своей мыши, так я привык с юности, не могу, потому что думаю: а вдруг там в чужих тапочках сидит какая-то болезнь?
ПАРЕНЬ. Болезнь?
МУЖЧИНА. Знаешь, я с юности, хоть и работал Бог знает кем и Бог знает где – так вот, с юности, когда я не болел – я тебе не говорил, что я много лет болел? да, болел, но об этом потом! — я думаю, что болел я от того, что твоя мама на меня порчу навела, да, да, это она! я прощаю ей! – так вот, я был очень талантливый, многообещающий миру человек. (Нашёл в холодильнике кусок колбасы. Сел на диван, ест колбасу так, без хлеба). О, папочке твоему пришлось нелегко, да, помотала жизнь, выпивал от безыходности, признаюсь, чего там — я тебе потом всё подробно длинными вечерами, которых у нас с тобой море впереди – расскажу, так вот, так вот, я ведь невероятно талантлив был, но меня замалчивали, гнобили, давили, не пускали, просто воровали идеи, а идея, как ты понимаешь — это самое главное сегодня, конечно – травили меня, воровали идеи у меня чаще всего люди определённой национальности, ну так что ж мне теперь делать, не докажешь, нет, не докажешь, где моё, а где не моё. Так вот, в юности я написал сценарий – нет, у меня была идея, я не написал, он у меня в голове был написан – так вот, у меня был сценарий, просто голливудский сценарий, и я хотел им его продать этот сценарий, туда, в Америку, так вот, представь себе такой сюжет: инопланетяне злые заслали на землю заразу, заслали незаметно из Космоса, из Вечности и она, зараза, заселилась в обуви в обувном магазине. И вот, ничего не подозревая, один человек начинает мерить обувь, обувь ему не подходит, он меряет другую, третью, четвертую, находит нужную и уходит, приходит в гости, разувается, надевает тапочки и вот таким образом он везде уже оставил свою заразу. Так? А в магазин приходят другие люди. А обувь уже почти вся заражена, они меряют её, ищут другую обувь, находят, идут в гости, обувают тапочки, ну и так далее, и так далее!
ПАРЕНЬ. Что?
МУЖЧИНА. Обувь в магазине померило пятьдесят человек. Через три дня болен весь город, все заражаются, разносят заразу в тапочках в гостях, и вот весь город болен, язвы у всех, язвы и смерти! О, какой красивый был сценарий! Я рассказал его только цветку, только одному цветку, но твой папа – тот, о котором я говорил, мой друг, впрочем – он был мой враг главный, так вот он – он сделал дудочку, она рассказала ему сценарий мой, он написал сценарий, продал его Голливуду и получил огромные деньги, на которые жил до самой смерти! Вот так обокрали твоего папочку, Аполлончик, сыночек. (Смеётся). Не могу никак забыть тот день, когда мы в первый раз встретились: «Какой хороший мальчик! Как его зовут? Аполлончик? Здравствуй, Аполлончик!» Вот так твой папа обокрал меня, плагиат это называется, плагиат. А ведь, кажется, был русским человеком.
ПАРЕНЬ. Так кто всё же мой папа, я запутался?
МУЖЧИНА. Я, я! О, это так непросто в определениях, ты, конечно, запутался, три отца и только один настоящий – я, я! Разве смог бы ненастоящий вот так хозяйничать в твоем доме и сразу знать, где что лежит, где какая колбаска лежит, где что стоит и вот так свободно лежать на этом мягком диванчике, разве смог бы? Никогда в жизни! Только настоящий, я, я! Кстати, колбаска была не совсем свежей. Думаю, старый холодильник, плохо морозит, по-конски, должен тебе сказать, надо выкинуть его, к тому же так пугает, так пугает … (Пауза). Сынок, Аполлончик …
ПАРЕНЬ (сел в кресло, качает ногой, улыбается). Чего, папуля?
МУЖЧИНА. Ну, расскажи мне о себе? Как ты жил все эти годы, мой мальчик?
ПАРЕНЬ. Да замечательно. Без проблем. Как-то без тебя всё ладилось. А вот ты появился, папочка, и что-то забуксовало всё как-то.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Пьесы