* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Герой СССР,

БЕНДЕБИКЕ. Дай нам время, три дня. На исходе третьего дня мы дадим тебе ответ.

МАМБЕТ. Нет, я ждать не буду. Я хочу услышать ответ сейчас же.

БЕНДЕБИКЕ. У нас нет веры тому, что ты говоришь. Как мы проверим, правду ты сказал или нет? Дай нам время — мы пошлем нашего человека в степи — узнать, что там случилось.

МАМБЕТ-ТАРХАН. Это легко сделать. Сегодня мои дозоры как раз остановили такого человека. Эй там!

Вводят Усмана.

Гульюзюм. Усман!

БЕНДЕБИКЕ смотрит на Усмана.

МАМБЕТ- тархан. Говори, откуда ты шел.

Усман. Из казахских степей.

Мамбет-тархан. Расскажи, что ты там видел.

УСМАН. Казахи нас встретили в степи, сразу за Яиком. Их было много, поэтому мы не стали драться. Их аксакалы решили, что ЕРЕНСЕ должен бороться с казахским батыром. Если победит казах — тогда должны были убить ЕРЕНСЕ. Если победит ЕРЕНСЕ — всех башкир должны были отпустить с миром.

Гульюзюм. И кто победил?

УСМАН, Видно, родная земля и правое дело помогали тому казаху — он одолел ЕРЕНСЕ.

Все ахают.

БЕНДЕБИКЕ. Расскажи, что было дальше.

УСМАН, Тогда аксакалы сказали — убейте предводителя! И вот когда ЕРЕНСЕ лежал на земле поверженный, когда надо ним блеснул нож, которым его собрались зарезать, как барана, он вдруг захохотал!

Мамбет-тархан. Ну что, вам интересно узнать, как его зарезали? Может, хватит?

БЕНДЕБИКЕ. Продолжай, Усман!

УСМАН. Аксакалы и народ стали кричать — не убивайте его, пусть скажет, почему он смеется! И тогда ЕРЕНСЕ рассказал им, что его жена БЕНДЕБИКЕ говорила ему — не ходи воевать с казахами. Защита страны – подвиг, захват страны – подлость, так говорила она. Кто не понимает этого, обречен испытать самый большой позор в своей жизни. Она оказалась права!

Мамбет- тархан. Ну что, вам хватило этого? Хватит уже, соглашайтесь на мои условия, люди.

БЕНДЕБИКЕ. Что было дальше?

УСМАН. Тогда аксакалы сказали — Знаем, знаем БЭНДЭБИКУ! Мы слышали, что она мудрейшая женщина, авлия. Она, оказывается, и вправду авлия! В честь нее, такой женщины, мы всех освобождаем и отпускаем с миром!

Все поражены.

Мамбет-тархан. А что же Абылхайер –хан?

Усман. Абылхайер–хан, когда узнал, что это ЕРЕНСЕ, разозлился и приказал всех убить. Был там один башкир среди них, который тоже подговаривал убить кары-кипчаков, а земли наши и скот поделить между казахами и его племенем.

Все. И что, что было потом? Их убили?

УСМАН. Аксакалы сказали ему, что не дадут этого сделать. У человека порой не бывает брата, а сосед у него есть всегда. Они тоже устали от бесконечной войны.

Шум за сценой.

Гульюзюм. Так они живы?

Усман. Да.

Мамбет- тархан. Что? Мне ты сказал, что они мертвы.

Усман. Я тянул время.

Мамбет-тархан. Тогда где же они?

ЕРЕНСЕ (появляется вместе с остальными мужчинам). Мы здесь!

Все поражены.

МАМБЕТ-ТАРХАН. Ты же погиб! Тебя убили!

ЕРЕНСЕ. Ты думал, что мы погибли. Клянусь, я и сам так думал! Но благодаря мудрости моей жены я спасся, спаслись мы все! Не беспокойся, Мамбет- тархан, твои слуги предпочли не ввязываться в драку, когда увидели, что мы возвращаемся. Они сбежали.

ЕРЕНСЕ подходит к БЕНДЕБИКЕ.

ЕРЕНСЕ. Здравствуй, дорогая жена! Спасибо тебе, ты меня спасла!

Гульюзюм. Зачем, зачем ты не послушался Бэндэбику-апай! Сколько ты нам горя принес! Думаешь, легко ночью лежать в юрте и думать, как вы там!

БЕНДЕБИКЕ. Успокойся, Гульюзюм. Забудем об этом. Если бы мы не прощали друг другу горя, земля бы потонула в крови. Все прошло, успокойся!

Аксакал. Но кто же был тот башкир, что хотел вас убить?

ЕРЕНСЕ. Он с нами. Казахи выдали нам его в знак вечного мира. Приведите его.

Приводят. Это сын Мамбет-тархана.

ЕРЕНСЕ. Это он сообщил казахам, что мы идем на них в набег, не так ли? И сделал это по твоему наущению! Давно ты хотел прибрать к своим рукам наш род, давно копил злобу против нас. Пять лет назад твоя хитрость удалась…

Мамбет-тархана хватают батыры.

Аксакал. Кровь наших сыновей требует мести!

Голоса. Отомстим. Смерть им! Пойдем на них в набег!

БЕНДЕБИКЕ. Нет, нет, отпустите его. Пусть он уходит.

Голоса. Нет, смерть! Месть!

Бьют Мамбет-тархана и его сына.

БЕНДЕБИКЕ. ЕРЕНСЕ, Гульюзюм, Гульсум, помогите мне! Скорее!

Начинает обкладывать камнями свою юрту.

Люди постепенно обращают на это внимание.

Голоса. Что это, что ты делаешь, БЕНДЕБИКЕ?

БЕНДЕБИКЕ. Ваши сердца ожесточены, вы хотите мести – ну что же! Пусть я умру за них, за тех несчастных, обманутых людей, что послушались своего тархана. Может, тогда ваше сердце успокоится, и вы вспомните, что вы люди.

Голоса. Еренсе, ты что, хочешь смерти своей жене?

ЕРЕНСЕ. Я так ее люблю, что теперь сделаю все, что она скажет.

Аксакал. Стойте, стойте! Люди, не допустим, чтобы от нас ушла наша БЕНДЕБИКЕ!

Голоса. Простим! Простим! Пусть Мамбет уходит! Идите, вы свободны! Мы не держим на вас зла!

БЕНДЕБИКЕ. Мамбет, отныне никто не поверит тебе и твоему сыну, никто не назовет вас своим другом. Люди, с которыми ты будешь жить по соседству, будут остерегаться тебя! Не знаю, есть ли на свете кара горше, чем эта. Люди! Пусть они станут живым назиданием тем, кто наживается на горе своего народа!

Мамбет и его сын уходят.

ЕРЕНСЕ. Люди, моя дорогая жена! Как я рад вас всех видеть! Не думал я, что еще суждено мне такое счастье – жить в мире на родной земле! Ничего нет выше этого!
(Поет).

Оглядывается, его душат слезы.

АКСАКАЛ. ЕРЕНСЕ, ты смог подняться выше обид, ты спас людей, словом своим ты дал людям цель в жизни, песней своей воодушевил, примером своим предостерег и обнадежил. Каким же именем мы назовем такого человека, ямагат?

Все. СЭСЭН!

Аксакал. Отныне имя тебе будет ЕРЕНСЕ- сэсэн!

Голоса. Счастлив будь, Еренсе-сэсэн! Живи долго нам всем на радость!

Усман. Эх, как хорошо! Мы дома! Мы у себя дома. На родной земле! На родине-то всегда лучше. А если бы еще бишбармаку навернуть, да еще кумысом запить! Гульюзюм, я вот по твоему бишбармаку соскучился! Готов съесть целого быка!

Гульюзюм. По мне он не соскучился! А по моему бишбармаку очень даже! Стынет твой бишбармак. Зря я с ним мучалась целый день!

Голоса. Не зря, не зря! Этому Усману только бы пожрать! Тебе волю дай, ты бы съел все стадо!
Голоса. Нет, он бы копыта и шерсть оставил!
Голоса. Ну да, смотри какой он обжора!

Так, перекрикиваясь, шутя друг над другом, они уходят со сцены, возвращаясь к мирной жизни.

Конец.

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления