* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Герой СССР,

Гульюзюм. Молчи. Не расстраивай Бэнэдэбику-апай. Она и так сама не своя. Давай лучше поскорее закончим собираться.

Входят аксакалы.

1 аксакал. А что это вы собираетесь? Завтра же сабантуй.

Гульсум. Да вот БЕНДЕБИКЕ-апай велела.

2 аксакал. Тревожно нынче, тревожно. Как же это БЕНДЕБИКЕ все еще спит? Зачем она нас позвала?

Появляется БЕНДЕБИКЕ. Все здороваются с ней.

БЕНДЕБИКЕ. Аксакалы, о наших мужчинах, ушедших в набег, все нет известий. Надо нам собираться и уходить отсюда.

1 аксакал. Куда?

БЕНДЕБИКЕ. Надо прятаться в горах, пока не вернутся наши мужчины. Чует мое сердце, что случилась с ними беда.

2 аксакал. Завтра же сабантуй. Что мы скажем людям? Им и так тяжело приходится, а мы их праздника лишаем.

Шум за сценой. Крик «Хоенсе». Он повторяется три раза.

Входят Мамбет — тархан с сыном.

Мамбет (повелительно). И так у вас встречают дорогих гостей? Хоенсе, хозяюшка, хоенсе! А, я вижу, что и вправду ждали вы дорогих гостей! (обращается к аксакалам, потом здоровается с ними). Вас-то я и искал!

Его сын ходит, не замечая двух женщин, цепко высматривая, что да как, по- хозяйски. Женщины преграждают путь его сыну.

Мамбет. Мое почтение, уважаемая БЕНДЕБИКЕ. Как поживаете? Поклон вам, женщины, поклон, хозяюшки. Здоровы ли ваши дети, все ли благополучно в семье?

БЕНДЕБИКЕ. Здравствуйте, почтенный Мамбет-тархан! Слава Аллаху, все хорошо.

Мамбет. Вот приноси радостную весть, когда ее никто не хочет слушать. Собаки нас облаяли, кони шарахнулись от нас, вот и вы туда же. Непорядок, обычай не так велит встречать дорогого гостя.

БЕНДЕБИКЕ. Оставим красивые слова для мирного времени. С чем пожаловали к нам, Мамбет- тархан?

МАМБЕТ. Вот как встречают того, кто принес весть, от которой ваши сердца наполнятся радостью!

БЕНДЕБИКЕ молча смотрит на Мамбет- тархана.

МАМБЕТ. Два часа назад я обогнал ваших мужчин. Они возвращаются домой с победой, гонят стадо, потому и задерживаются. Часа через четыре будут здесь!

Девушки радуются, слышны радостные голоса, сцена постепенно наполняется народом.

МАМБЕТ. Что же вы молчите, уважаемые? Тому, кто принес хорошую новость, по обычаям наших предков полагается подарок.

БЕНДЕБИКЕ. Где они?

MАМБЕТ. Я встретил их возле Юмашай-тау, они не спешили. Раненые есть, убитых, сказали, нет. Скота гонят много.

Юрта наполняется людьми, которые услышали весть. Это женщины и старики, среди них Еренсе и Усман.

МАМБЕТ. Да. Люди, радуйтесь, хоенсе! Возвращаются ваши мужья, братья, отцы! Готовьтесь к встрече!

Сын Мамбет — тархана. Да, они все живы!

Суматоха, радостные лица.

ЕРЕНСЕ. Под шумок всегда легче увести кобылу!

МАМБЕТ(резко). Это что за оборванец? Что за чужака вы тут приютили, пока ваши мужчины воюют?

БЕНДЕБИКЕ. Кто этот человек?

Гульсум. Вчера вечером пришли они вдвоем вон с тем парнем (показывает на Усмана), вынырнули из ночи. Собаки на них не залаяли, кони к себе подпустили. Ну, раз пришли, покормили да спать уложили. Требуху дали — есть не стали, попросили мяса. И возле кухни спать не стали, в степь отошли. Теперь, видно, вернулись.

БЕНДЕБИКЕ. Кто ты?

ЕРЕНЕСЕ. Сын сына зятя младшей сестры моей бабушки.

МАМБЕТ. Я же говорил, что это оборванец, степной волк! Много их идет за отарой в надежде поживится тем, что плохо лежит!

ЕРЕНСЕ. Если меряться именами, то в самый раз.

БЕНДЕБИКЕ. Тихо всем! Не хочешь меряться именами, скажи дело.

ЕРЕНСЕ. Гостили мы с другом в котле, в котором две бараньи головы варятся, между собой ругаются. Вдруг в этот котел прыгнул волк – идет, сам не зная куда, одна нога налево, другая направо, а хвост торчком стоит, кричит на всю округу — вот он я, к вам иду. Тут баранья голова, которая послабее, набросилась на волка, съела его с потрохами и спать улеглась. А мы с другом прыгнули в шурпу и поплыли на тот берег. Плывем, а вдалеке алмаз сверкает, да такой, что не спрячешь ни на небе, ни на земле. Так и пришли сюда.

МАМБЕТ. Это что за небылицы он нам рассказывает?

БЕНДЕБИКЕ. Это как раз просто. Скажи нам лучше, Мамбет-тархан, как ты нас нашел?

МАМБЕТ. Искал я вас по следу от старого кочевья. Я же приезжал к вам как раз перед походом.

БЕНДЕБИКЕ. Гульсум, Гульюзюм! Мамбет-тархан и его сын — наши почетные гости, присмотрите за ними, чтобы ни один волосок не упал с их головы!

Гульсум, Гульюзюм с копьями берут под стражу Мамбета и его сына.

МАМБЕТ. Это и есть подарок за хорошую весть?

БЕНДЕБИКЕ. Весть ты нам принес плохую, а вот он (показывает на ЕРЕНСЕ) как раз ее подтвердил. Два бараньи головы — это две казахские орды, которые дерутся между собой. А волки – это наши мужчины, которых убили казахи. Они должны были вернуться с юга, они знали, что мы будем здесь. И ты врешь, Мамбет-тархан, это, скорее всего, твои люди идут сюда. Знай, что мы будем защищаться. Последний из нас убьет тебя и твоего сына!

Гульюзюм. Мой Азамат! Тридцать девять медведей ты одолел! А подлый степной пес погубил твою душу!

Шум, крики, смятение.

МАМБЕТ. Ну что же, БЕНДЕБИКЕ. Давай говорить открыто. Но говорить надо со всеми, потому что это касается всех. Башкиры, кары-кипчаки! Пришла мне весть из казахских степей, там погибли ваши мужчины, а мои сваты. Ведь я же зять вашего рода, надеюсь, об этом вы помните? Потому и пришел я к вам, чтобы горе не свалилось на вас как камень с горы, чтобы утешить вас.
Пускай я в ваших руках, это ясно, но вы же понимаете, что долго так продолжаться не может. Как же вы будете жить теперь без ваших мужчин? Кто вас защитит от врагов? Кто хозяйство будет вести? А ведь у вас дети! Как теперь жить будете? Станете вы добычей ночных бродячих псов, любой вас обидит.
А я к вам пришел с миром, ведь я не чужой вам — вспомните, моя покойная жена из вашего рода. Потому и мои воины идут сюда, чтобы защитить вас, чтобы взять под свое покровительство.
Идите ко мне, и когда ваши дети вырастут, станут батырами, я никого держать не буду, верну вам землю, и снова будет славен род кары-кипчаков.

БЕНДЕБИКЕ. У волка тоже шерсть мягкая, да зубы у него острые. Кто может быть уверен в том, что ты вернешь наши стада, когда вырастут дети? Кто может быть уверен в том, что ты вернешь земли? Богатство, что к телу прилипло, можно вырвать только с мясом.

Аксакал. Так что же нам делать? Ведь правду говорит Мамбет- тархан. Не выжить нам одним в степи. Пропадем!

Второй Аксакал. Почтеннейший Мамбет-тархан, примите наши искренние заверения…

Люди начинают смотреть на Мамбет-тархана с почтением. В эту минуту словно жизнь застывает нга земле, потому что люди не знают еще, что предпринять. И только беспокойная мысль Бендебики летит, обгоняя время. И вот она думает, как быть, мучается в поисках выхода и находит его! Не зря она святая, аулия! Не зря люди прислушиваются к ней!

БЕНДЕБИКЕ. Стойте! Это говорю вам я, БЕНДЕБИКЕ! Слушайте меня, кары-кипчаки! Мамбет- тархан сказал, что он хочет придти к нам на помощь потому что он наш родственник. Но нам родня все башкиры! Позовем на помощь их всех! Наше горе мы должны обратить в радость, только так мы спасемся! Когда умирает старший брат, младший должен взять в жены его вдову. Так пусть придут к нам сюда через три дня все, кого ты встретишь в пути, все, до кого долетит весть. Я объявляю праздник на нашей земле! Ты, сын своего отца, внук своей бабушки, иди, объяви всем! Кары-кипчаки зовут башкир! Тот мужчина, что ищет себе жену — найдет ее. Это говорю я, БЕНДЕБИКЕ! Тот, кто победит на нашем сабантуе, тот получит себе в жены женщину нашего племени! Посмотри, как они красивы! Расскажи об этом! Иди! Дайте ему коня! А твой друг останется у нас, будет тебя дожидаться.

Еренсе не верит своим ушам, пятится.

БЕНДЕБИКЕ. Ты еще здесь? Иди! Если не поторопишься — ты увидишь, как алмаз рассыплется в прах!

Еренсе уходит.

БЕНДЕБИКЕ. А вы женщины, думайте не о себе, о детях своих! Оплачем мужей потом, когда пройдет гроза, а теперь надо думать о будущем!
Ты, МАМБЕТ-тархан, знай — если нас всех убьешь, если стада наши, добро наше и нас захватишь, следов своего злодеяния не скроешь, люди сюда придут, они узнают, чьих это рук дело. Позор ляжет на тебя и твой род до самого Судного дня!
Мамбет-тархана и его сына уводят. Усман остается.

Женщины, женщины! Не время горевать! Не время! Поддадимся горю — умрем!

Женщины окружают Бендебику. Она их утешает, дает им время свыкнуться с мыслью, что ради детей, ради будущего надо создать новые семьи, надо жить и преодолеть смерть!

Наконец женщины приходят в себя. Они вооружаются.

БЕНДЕБИКЕ. Мы должны продержаться три дня. Через три дня нам придет помощь.

Конец второй сцены.

Сцена третья

Степь. Юрта. На сцене БЕНДЕБИКЕ. Она задумчиво смотрит в степь.

Входит Гульюзюм.

БЕНДЕБИКЕ(не оборачиваясь). Я знала, что ты придешь.

Гульюзюм (радостно). Люди собрались, апай! Пора уже начинать! Все ждут тебя. ( удивленно). Ой, сколько людей! Отовсюду!

БЕНДЕБИКЕ. А, это ты.

Гульюзюм. Народу видимо-невидимо! Без тебя начинать не хотят. Пойдем, апай! Тебе еще надо переодеться, надеть праздничное платье.

БЕНДЕБИКЕ. Сейчас пойдем, нехорошо заставлять ждать людей. Вот только, Гульюзюм. .. Может быть, ты мне понадобишься.

Уходят. БЕНДЕБИКЕ что-то тихо говорит Гульюзюм. Она кивает головой. БЕНДЕБИКЕ что-то передает ей.

На сцену в танце выходят мужчины. Их человек семь, они танцуют боевой танец. Затем появляются женщины. Танец, когда женихи выбирают невест, спорят между собой за нее. Наконец они застывают, разбившись попарно – мужчина с женщиной. При этом Гульюзюм что-то передает Усману.

1 аксакал. Ай, молодцы! Свет таких удальцов не видывал. Все вы заслужили самую великую похвалу! Жен заслужили по праву. Но есть условие, которое вы должны выполнить. Только исполнив его, сможете вы получить ту, что добились в честной борьбе. Вы должны остаться в нашем племени!

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления