* Разделы: Обновления - Драмы - Комедии - Мелодрамы - Пьесы
Похожие произвидения: Герой СССР,

Старуха. Как только не унижались старики, как только не просили- не послушался их казахский хан, прогнал с глаз долой. Плача, утирая слезы, вернулись они к своим. Рассказали – и теперь уже заплакали все. Все же понимали, что смерть пришла, стоит на пороге. Уйдут они в степь и пропадут там от голода и жажды.

И тут произошло такое…

Усман. Хан одумался?

Старуха. Нет, куда там! Тут один десятилетний мальчик сказал – я знаю, как обхитрить хана! Пошлите меня к нему!
Народ удивился, а потом решили – пусть идет. Если сможет – будет молодец, а не сможет – одним сиротой на свете будет меньше!
Попросил себе это мальчик верблюда, козла и лук со стрелами. Сам сел с одной стороны, козла приторочили с другой, хлестнули палкой- и пошел мальчик к казахскому хану.
Перешел верблюд Яик в мелком месте, появился в стане у казахов. Удивляются казахи, спрашивают, кто такой этот мальчик, а он им в ответ – я посол! Ведите прямо к хану.
Взяли верблюда под уздцы, повели. Народу собралось видимо-невидимо, всем интересно, отчего башкиры прислали такого посла! Возле самой ставки рванулась к ним любимая ханская собака. Мальчик тот, недолго думая, натянул лук и выстрелил в нее! Наповал!
Тут уж совсем загудел народ, заволновался. Вышел на шум хан, спрашивает, в чем дело. Как узнал, что его любимую собаку застрелили, тут же приказал повесить виновного!
— Постой, хан! – крикнул ему мальчик, — убьешь меня- ни за что не узнаешь, отчего я собаку твою застрелил!
Задумался хан – и правда, с чего бы мальчишке убивать любимую собаку хана? Тут определенно есть какая-то тайна.
-Говори, — приказал он. – В чем тут дело?
— Я направлен к тебе послом, великий хан! — сказал мальчишка. – А вот этот козел – тебе подарок! Он и толкнул меня своими рогами, и я нечаянно выстрелил!
— Ты смеешься, что ли, негодный мальчишка! – возмутился хан. – Этот козел с той стороны верблюда. Как он мог тебя толкнуть?
-А как наши жеребцы могут с той стороны Яика кусать ваших кобыл? – спросил мальчишка.
Тут народ засмеялся, и хану ничего не оставалось сделать, как признать, что он был неправ. Вот так десятилетний мальчишка перехитрил шестидесятилетнего хана.

Усман. Ха-ха-ха! Ну молодец! А как звали этого мальчишку?

Старуха. Еренсе!

Усман. Как Еренсе? (оборачивается к Еренсе).Смотри, как тебя!
Старуха. Не как, а это точно был он! (Еренсе). Видишь, если ты в десять лет обманывал ханов, заставлял их делать по своему, то сейчас ты тем более сможешь это сделать! Пусть будет мир между башкирами и казахами!

Еренсе (резко). Нет! Мы останемся здесь!

СТАРУХА (надменно). Думала я, что вы мужчины! Как видно, ошибалась! Вы, оказывается, под стать своим овцам! Ладно, берегите свои жалкие жизни! Прощайте! (горестно). Нет, видно, не доведется мне испить твоей воды, река моя Ускалык!

( уходит).

УСМАН(ошеломленно). Как же так? Почему?

ЕРЕНСЕ. (Яростно). Нет, мы здесь останемся, здесь! Они у нас еще попляшут! Мы отомстим казахам! А для этого далеко бежать не надо!

УСМАН(спокойно). Я ведь знаю тебя, Еренсе! Ты же не мстительный человек! Сдается мне, что ты не хочешь бежать из-за той казашки, что в плен тебя заманила. Не можешь ты ее забыть, друг!

ЕРЕНСЕ. Я уже забыл о ней (помрачнев, решительно). И я тебе это докажу! (вскакивает). Пошли!

Занавес.

Сцена третья.

На вершине горы.

Появляются Еренсе и Усман. Они страшно устали.

Усман. Зачем ты затащил меня на эту гору, Еренсе? У меня и так все болит после этой бешеной скачки! Я устал!

Еренсе. Отдохнешь, когда казахи сделают из тебя бишбармак! Нам надо осмотреться, надо узнать, куда идти!

Усман. Бабушка же сказала- надо найти эту, как ее, Бендебике!

Еренсе. А что еще тебе сказала бабушка?

Усман. Ну ведь она же нас не обманула! Лошади нас ждали там, где она предупредила!
Еренсе. А те казахи, которые за нами гнались?

Усман. Да брось ты! Они нас случайно увидели, вот и погнались!

Еренсе. Может случайно, а может, и нет!

Усман. Да ладно тебе, Еренсе, мы же спаслись! Что-то я за тобой замечаю, подозрительно ты к женщинам относишься, не веришь ты их словам!

Еренсе. А от кого все мои беды? Вставай, пошли!

Усман. Постой, дай передохнуть! Казахов тут бояться уже не надо – они же за Уралом остались! А своих башкир чего бояться?

Еренсе. Ты на себя посмотри, какой ты башкир!

Усман. Это как?

Еренсе. Мы с тобой пока из племени оборванцев, хуже волков! Нас никто за своих не признает! Понял? Вот почему надо нам свой род отыскать, людей, что нас знают. Только тогда и мы с тобой станем людьми!

Усман. А-а-а! Ну давай посмотрим!

ЕРЕНСЕ и УСМАН вглядываются в даль. Сзади появляется Бэндебике.

Бэндебике. Прекрасен наш Урал, слов таких нет описать его красоту!

Усман. Да уж, глаз не оторвать!

Еренсе. Ты поменьше на красоту любуйся, ищи дымок костра! Где костер, там и люди! (тут до него доходит, что рядом появился еще кто-то. Он ошеломленно оборачивается).

Еренсе. Усман!

Усман. Что? Я же смотрю!

Еренсе. Обернись!

Усман оборачивается и тоже ошеломленно застывает. Перед ними в пяти шести-шагах Бендебике. У нее в руках лук.

Бендебике. Эй, казахи, вы что здесь делаете?

(Одновременно)

Еренсе. Любуемся красотой Урала.

Усман. Мы не казахи. Мы из плена бежали!

Бендебике. И какие новости за Яиком?

Усман. Казахи разбили большой отряд башкир, всех поубивали. Потом стали пировать, перепились. А мы и убежали под шумок. Двух коней загнали.

Бендебике. Что за отряд это был? Какого рода-племени?

Усман. Не знаем, мы их мертвыми только видели.

Еренсе. Тамгу я их помню.

Бендебике. Нарисуй.

Еренсе рисует на камне.

Бендебике сереет лицом.

Усман. Что, плохая весть?

Бендебике. Нет, нет! (Взяв себя в руки). Так вы говорите, что сбежали из плена?

Усман. Да, апай, да!

Бендебике. И куда вы теперь путь держите?

Усман. Мы ищем род кары-кипчаков, хотим увидеть БЕНДЕБИКЕ-аулию!

Бендебике. И зачем она вам?

Еренсе. У моего друга и у меня от усталости ноги подгибаются, как у верблюда после долгой голодовки, да и в животе маковой росинки не было.
Нам бы хлеба кусок, да воды глоток. А там бы мы многое могли бы рассказать вам, девушка.

Бендебике. А, вы устали! Вас надо накормить, напоить и спать уложить?

Еренсе(невинно, в упор рассматривая Бендебику). Да.

Усман. Да, не помешало бы. А то и правда последний раз мы ели два дня назад. Да и спать сильно хочется.

Бендебике. Ну хорошо. Видите вон ту гору с косой вершиной? Как раз за ней – мой аул. Приходите в гости.

Усман. А когда?

Бендебике. Прямо сейчас!

Еренсе. А как мы узнаем твою юрту?

Бендебике. Это легко! У нее семьдесят семь подпорок! Так что приходите, жду! Да, посмотрите, солнце садится, вон огни нашего аула!

Усман оборачивается, смотрят.

Усман. А во-он, действительно там аул! И дым от костров теперь заметен! И огни!

Еренсе. Зачем мне солнце, когда есть на свете драгоценный алмаз, что светит ярче солнца!

Бендебике( делает вид, что за спиной Еренсе кто-то идет к ним). А вот и оправа того алмаза! Эге-гей!

Еренсе оборачивается. Там никого нет.

Оборачиваются, а Бендебике уже убежала!

Усман. Что делать будем?

Еренсе. Пойдем туда, куда зовут!

Усман. Но нам же надо найти Бендебике-аулию!

Еренсе. Ждет она нас, конечно! Мы же с тобой два великих героя! Пойдем в аул, хоть узнаем, как зовут эту девушку!

Усман. Ох, Еренсе! Ладно! Пойдем! Уж больно есть охота!

Сцена четвертая.

На сцене юрта. Гульюзюм укладывает вещи, готовясь к переезду. Гульсум входит с блюдом, на нем чак-чак и лепешки.

Гульсум. Сестра, что случилось? Неужели опять перекочевка?

Гульюзюм. Да, БЕНДЕБИКЕ-апай велела собирать вещи.

Гульсум. Мы же только два дня здесь! Опять эти вещи собирать!

Гульюзюм. Ну ты же знаешь, БЕНДЕБИКЕ-апай ничего просто так не скажет. Значит, что-то случилось, надо уходить.

Гульсум. Как мне надоело жить в вечном страхе! Ночью засыпаешь и думаешь — а вдруг опять казахи скот угонят. Или свои же нападут, все отнимут. Эх, замуж никто не берет — откочевала бы на север, там, говорят, спокойно.

Гульюзюм. Эх, сестра! Люди везде одинаковы. Ты лучше благодари Аллаха, что есть у нас БЕНДЕБИКЕ-апай! Без нее бы совсем пропали!

Гульсум. Правда твоя. И как она у нее получается? Неужели она всех насквозь видит?

Гульюзюм. На то она и авлия. Вот и сейчас не спала всю ночь, думала. Пока она думает, мы можем не беспокоиться. Уж из каких бед она нас вытаскивала!

Гульсум. И не говори! Каких только ужасов мы не натерпелись! Без нее давно бы пропали!

Гульюзюм. Да, нам-то повезло. А вот ей каково? Каждый день столько людей к ней приходят, со всего Урала, из степей казахских, даже из Бухары приходили. Каждого выслушай, каждому дай совет. Откуда только силы берутся?

Гульсум. Хорошо, что они не с пустыми руками приходят! Самой Бендебике- апай ничего не надо, все нам отдает! Слава Аллаху, на жизнь хватает.

Гульюзюм. И чего этим мужчинам не жилось? Вечно им хочется повоевать. Жили бы себе и жили. Нет, пошли в набег. А все этот Мамбет, все рассказывал, сколько он скота угнал у казахов.

Гульсум. А что, им же везло. В прошлом году, как пригнали три десятка лошадей, ты же радовалась. И потом, помнишь, когда овец угнали? Тогда Махмуд, ну этот, усатый, белязек мне подарил. Даже хотел жениться на мне…

Молчание. Гульюзюм укладывает вещи.

Гульсум. Эх, что-то там наши мужчины поделывают? Все думаю, не попались ли они в руки этим проклятым казахам?

Гульюзюм(остановившись). Ой, я же хотела тебе рассказть! Сон я плохой видела, сестра. Будто вот так же, как этот Сарбай, мой Азамат бегает по степи туда- сюда, у на голове у него уздечка. Только порвана та уздечка. А он грызет ее, словно с цепи сорвался. С утра сама не своя.

Гульсум. И зачем только мы опять собираемся откочевать? Вдруг они ищут нас, там, на прежней кочевке? Ищут, а нас-то и нет!

AddThis Social Bookmark Button

Странички: 1 2 3 4 5 6 7

Опубликовано 11 Июль 2010 в рубрике Обновления